Интегрированный курс «Литература». 8 класс. Волощук

Глава 3. «Как много в человеке бесчеловечья»

«Ничего более не боится человек так, как смеха...»

Литературная разминка

Что связывало Н.В. Гоголя с Украиной? Как эта связь отразилась в гоголевских произведениях, с которыми вы ознакомились в предыдущих классах?

Николай Васильевич Гоголь (1809-1852)

У истоков «золотого века» русской литературы стоят три крупнейшие фигуры - А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов и Н.В. Гоголь. Каждый из них открывал определённую грань этой литературы. Так, Пушкин осмыслял своеобразие национального русского характера; Лермонтов обнажал внутренние противоречия человеческой души; Гоголь преимущественно исследовал низшие, «приземлённые» сферы действительности, или, по его же словам, «дрязги жизни».

С сочувствием изображал Гоголь «маленького человека», страдающего от враждебности окружающего мира, и с откровенным любованием живописал образы представителей низших сословий. Вместе с тем он испытывал родственные Лермонтову чувства тоски по идеалу и неудовлетворённости современностью. Этим и определялись два направления развития гоголевской прозы.

К первому относятся произведения, проникнутые духом романтики (сборник «Вечера на хуторе близ Диканьки», повесть «Тарас Бульба» и др.). Ко второму - художественные тексты, обличавшие те изъяны личности и общества, которые делают жизнь негуманной, недостойной человека (сборник «Петербургские повести», роман «Мёртвые души»). Но неверно было бы думать, будто эти направления существовали независимо друг от друга. Показательным примером их тесного переплетения может служить сборник «Миргород», под обложкой которого были собраны овеянные романтикой истории из прошлого украинского народа и повести, изображавшие удручающую скуку современной писателю провинциальной жизни. Да и в других гоголевских произведениях мы часто наблюдаем, как жестокая критика общественных нравов соединяется с задушевными романтическими описаниями или невероятными фантастическими происшествиями.

Писатель твёрдо верил в духовное возрождение человека. Высмеивая глупые несообразности обыденного существования, настойчиво показывая, по словам Пушкина, «пошлость пошлого человека», Гоголь искренне надеялся подтолкнуть читателей к самосовершенствованию, которое бы позволило им избавиться от отравляющего жизнь «бесчеловечья». Будучи глубоко религиозным человеком, он считал, что такое самосовершенствование должно осуществляться на основе христианской морали. Обратить современников к этой морали, пробудить в обществе потребность в самовоспитании и совершенствовании - вот в чём видел предназначение писателя Н.В. Гоголь.

Особенно широкими возможностями воздействия на публику, по его мнению, обладала театральная сцена. «Театр ничуть не безделица, - уверял писатель, - и вовсе не пустая вещь, если примешь в соображенье то, что в нём может поместиться вдруг толпа из пяти-шести тысяч человек и что вся эта толпа, ни в чём не сходная между собою, разбитая по единицам, может вдруг потрястись одним потрясеньем, зарыдать одними слезами и засмеяться одним всеобщим смехом. Это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра».

Интерес к сцене у Гоголя проявился ещё в годы обучения в Нежинской гимназии высших наук, где будущий писатель был одним из заправил ученического театра, выступая не только в качестве автора пьес, но и режиссёра, оформителя декораций и актёра. Ему доставались преимущественно комические роли, которые он исполнял так, что публика покатывалась со смеху.

Комментарий литературоведа

Школьный товарищ Гоголя вспоминал об одном из таких спектаклей: «Разучили роли и сделали несколько репетиций. Настал вечер спектакля, на который съехались многие родные лицеистов и посторонние. Пьеса состояла из двух действий; первое действие прошло удачно, но Гоголь в нём не являлся, а должен был явиться во втором. Публика тогда ещё не знала Гоголя, но мы хорошо знали и с нетерпением ожидали выхода его на сцену. Во втором действии представлена на сцене... хата и несколько обнажённых деревьев; вдали река и пожелтевший камыш. Возле хаты стоит скамейка; на сцене никого нет.

Вот является дряхлый старик в простом кожухе, в бараньей шапке и смазных сапогах. Опираясь на палку, он едва передвигается, доходит кряхтя до скамейки и садится. Сидит, трясётся, кряхтит, хихикает и кашляет, да наконец захихикал и закашлял таким удушливым и сиплым старческим кашлем, с неожиданным прибавлением, что вся публика грохнула и разразилась неудержимым смехом... А старик преспокойно поднялся со скамейки и поплёлся со сцены, уморивши всех со смеху». С этого вечера публика узнала и заинтересовалась Гоголем как замечательным комиком.

Ободрённый успехом на гимназической сцене, Гоголь после переезда в Петербург предпринял попытку стать актёром. Явившись к директору Императорских театров, он изъявил желание поступить на сцену и тотчас же был направлен на испытание к авторитетному знатоку актёрского искусства. Но с экзаменом не справился. Трудно сказать, что сыграло решающую роль - сильное смущение экзаменуемого или предубеждённость экзаменатора, предпочитавшего естественной и простой манере чтения Гоголя старомодную, во многом искусственную декламацию, - но только испытание обернулось для молодого человека полным провалом. Приговор экзаменатора гласил, что у прослушанного им претендента в актёры нет «решительно никаких способностей для театра» и что его можно использовать в спектакле «разве что на выход» (так на театральном языке назывались люди, которым поручалось на сцене выносить письма, подавать стулья и совершать прочие «подсобные» действия). Забавно, что спустя каких-нибудь пять-шесть лет после упомянутого приговора «забракованный» для театра писатель, уже прославивший своё имя книгами «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Миргород», написал гениальную комедию «Ревизор», которая произвела настоящий взрыв на русской сцене.

История создания этой пьесы связана с именем Пушкина. Десятилетняя разница в возрасте не мешала искренней дружбе Пушкина и Гоголя. Всю жизнь Гоголь относился к Пушкину как ученик к учителю. Они обменивались письмами, Гоголь не раз читал Пушкину написанное. Когда в Риме Гоголь узнал о смерти поэта, он с душевной скорбью писал их общему другу: «Всё наслаждение моей жизни, всё моё высшее наслаждение исчезло вместе с ним. Ничего не предпринимал я без его совета. Ни одна строка не писалась без того, чтобы я не воображал его перед собою».

Задумав написать комедию на тему из русской жизни, Гоголь обратился к Пушкину с просьбой: «Сделайте милость, дайте какой-нибудь сюжет, хоть какой-нибудь смешной или не смешной, но русский чисто анекдот».

ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКАЯ ЗАКЛАДКА

Комедия - один из видов драмы. Цель комедии - осмеяние душевных изъянов и поступков героев, ситуаций, в которые они попадают, негативных явлений социальной жизни. Комедия строится на разнообразных несоответствиях: между реальным героем и его обманчивым представлением о себе, между низкими поступками персонажа и высоким предназначением человека и т. д. Главным незримым «лицом» комедии выступает смех.

По свидетельству Гоголя, Пушкин действительно подсказал новый сюжет, рассказав историю о некоем господине, который в провинции выдал себя за важного петербургского чиновника. Пушкин и сам едва не попал в похожее положение, когда во время путешествия из Нижнего Новгорода в Оренбург был принят за присланного в губернию ревизора. Иными словами, ситуация была в известном смысле типичная. Но под пером Гоголя она развернулась в широчайшую «смехопанораму», охватившую едва ли не всё тогдашнее общество. Недаром Николай I, от души смеявшийся во время премьеры «Ревизора», по завершении спектакля произнёс: «Ну, пьеска! Всем досталось, а мне - более всех!» Объясняя масштабность замысла своего произведения, писатель отмечал: «Если смеяться, так уж лучше смеяться сильно и над тем, что действительно достойно осмеяния всеобщего. В “Ревизоре” я решился собрать в кучу всё дурное в России, какое я тогда знал, все несправедливости, какие делаются в тех местах и тех случаях, где больше всего требуется от человека справедливости, и за одним разом посмеяться над всем». Именно потому, что, осмеивая «все несправедливости», писатель исходил из представлений о том, как на самом деле должна быть устроена человеческая жизнь, в его произведении прозвучал особый смех - «смех сквозь слёзы».

Неизвестный художник. Н.В. Гоголь и А.С. Пушкин

Несмотря на очевидный успех, Гоголь своей пьесой был недоволен. Поэтому через несколько лет он доработал текст, придав афористическую чеканность речи персонажей и заострив социально-критическую направленность её сюжета в целом. Именно во второй редакции появилось знаменитое обращение одного из героев к залу, звучавшее как обличительный вызов всей России: «Чему смеётесь? - Над собою смеётесь!..» Эта фраза стала своеобразной эмблемой гоголевского «смеха сквозь слёзы».

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ

1. Чем отличается творчество Н.В. Гоголя от художественного наследия А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова?

2. Как Н.В. Гоголь воспринимал театр? Каким образом его страсть к театру проявилась в годы учёбы в Нежинской гимназии?

3. Расскажите об истории создания комедии «Ревизор». Охарактеризуйте комедию как драматический жанр.

4. Как вы понимаете выражение «смех сквозь слёзы»? Что оно означает применительно к «Ревизору»?

«Подобные происшествия бывают на свете»

Литературная разминка

Каковы отличительные особенности произведения, написанного для постановки на сцене?

Главным в «Ревизоре» было высмеивание постыдных явлений русской общественной жизни первой половины XIX в. Но изображённые в ней характеры и ситуации обладали столь мощным обобщённым значением, что пьеса вышла далеко за пределы собственной эпохи, заслужив гордое звание «бессмертной».

С течением времени выяснилось, что вскрытые в ней уродства социальной жизни, равно как и обрисованные в ней человеческие типы, существуют повсюду, в любом обществе. Поэтому и сегодня на спектаклях по «Ревизору», которые идут на сценах театров разных стран, зрители смеются, узнавая в гоголевских персонажах своих современников, а в пороках общественного устройства - проблемы, с которыми они сталкиваются в повседневной жизни. Поэтому закрепившееся за комедией определение «бессмертная» отражает не только её художественное, но и общественноморальное значение: разоблачая в пьесе ненасытных казнокрадов и подхалимов, Гоголь учит понимать истинную цену безнравственных чиновников, а вместе с тем - быть свободными от всевозможных форм «бесчеловечья» общественной жизни.

Перед чтением

Раскройте смысл пословицы, использованной в качестве эпиграфа к комедии Н.В. Гоголя.

РЕВИЗОР

Комедия в пяти действиях

(В сокращении)

На зеркало неча пенять, коли рожа крива.

Народная пословица

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

1 Попечитель богоугодных заведений - официально назначаемое лицо для попечения о благотворительном учреждении (приюте, больнице и под.).

2 Частный пристав - начальник полицейской части в городе.

3 Унтер-офицер - звание младшего командного состава из солдат; лицо, носящее это звание.

ХАРАКТЕРЫ И КОСТЮМЫ

Замечания для господ актёров

Городничий, уже постаревший на службе и очень неглупый по-своему человек. Хотя и взяточник, но ведёт себя очень солидно; довольно сурьёзен; несколько даже резонёр1; говорит ни громко, ни тихо, ни много, ни мало. Его каждое слово значительно. Черты лица его грубы и жёстки, как у всякого, начавшего службу с низших чинов. Переход от страха к радости, от низости к высокомерию довольно быстр, как у человека с грубо развитыми склонностями души. Он одет, по обыкновению, в своём мундире с петлицами и в ботфортах со шпорами. Волоса на нём стриженые, с проседью.

Анна Андреевна, жена его, провинциальная кокетка, ещё не совсем пожилых лет, воспитанная вполовину на романах и альбомах, вполовину на хлопотах в своей кладовой и девичьей. Очень любопытна и при случае выказывает тщеславие. Берёт иногда власть над мужем потому только, что тот не находится, что отвечать ей; но власть эта распространяется только на мелочи и состоит только в выговорах и насмешках. Она четыре раза переодевается в разные платья в продолжение пьесы.

Хлестаков, молодой человек лет двадцати трёх, тоненький, худенький; несколько приглуповат и, как говорят, без царя в голове, - один из тех людей, которых в канцеляриях называют пустейшими. Говорит и действует без всякого соображения. Он не в состоянии остановить постоянного внимания на какой-нибудь мысли. Речь его отрывиста, и слова вылетают из уст его совершенно неожиданно. Чем более исполняющий эту роль покажет чистосердечия и простоты, тем более он выиграет. Одет по моде.

Осип, слуга, таков, как обыкновенно бывают слуги несколько пожилых лет. Говорит сурьёзно, смотрит несколько вниз, резонёр и любит себе самому читать нравоучения для своего барина. Голос его всегда почти ровен, в разговоре с барином принимает суровое, отрывистое и несколько даже грубое выражение. Он умнее своего барина и потому скорее догадывается, но не любит много говорить и молча плут. Костюм его - серый или синий поношенный сюртук.

Бобчинский и Добчинский, оба низенькие, коротенькие, очень любопытные; чрезвычайно похожи друг на друга; оба с небольшими брюшками; оба говорят скороговоркою и чрезвычайно много помогают жестами и руками. Добчинский немножко выше и сурьёзнее Бобчинского, но Бобчинский развязнее и живее Добчинского.

Ляпкин-Тяпкин, судья, человек, прочитавший пять или шесть книг и потому несколько вольнодумен. Охотник большой на догадки, и потому каждому слову своему даёт вес. Представляющий его должен всегда сохранять в лице своём значительную мину. Говорит басом с продолговатой растяжкой, хрипом и сапом - как старинные часы, которые прежде шипят, а потом уже бьют.

Земляника, попечитель богоугодных заведений, очень толстый, неповоротливый и неуклюжий человек, но при всём том проныра и плут. Очень услужлив и суетлив.

1 Резонёр - человек, который любит рассуждать длинно и нравоучительно.

Иллюстрации П. Боклевского.

Почтмейстер, простодушный до наивности человек.

Прочие роли не требуют особых изъяснений: оригиналы их всегда почти находятся перед глазами.

Господа актёры особенно должны обратить внимание на последнюю сцену. Последнее произнесённое слово должно произвесть электрическое потрясение на всех разом, вдруг. Вся группа должна переменить положение в один миг ока. Звук изумления должен вырваться у всех женщин разом, как будто из одной груди. От несоблюдения сих замечаний может исчезнуть весь эффект.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ К ПРОЧИТАННОМУ

1. Зачем, по вашему мнению, Гоголь составил подробные «Замечания для господ актёров»? На что в своих рекомендациях он обратил их внимание?

2. Какие имена и фамилии персонажей в списке действующих лиц кажутся вам наиболее комичными? Найдите в этом перечне «говорящие» фамилии. О чём они «говорят»? «Узнайте» героев пьесы на иллюстрации П. Боклевского по описанию.

3. Как вы думаете, почему автор даёт Бобчинскому и Добчинскому одну характеристику на двоих?

4. О чём свидетельствуют указанные в списке должности героев? Почему, по вашему мнению, список начинается с городничего?

5. Работа в парах. Что на основании рекомендаций автора можно сказать: 1) о жизни городничего и его главных душевных качествах? 2) о внутреннем мире жены городничего? 3) о главных отличительных чертах характера Хлестакова? 4) об отношениях Хлестакова с его слугой Осипом?

6. На какую особенность общего замысла пьесы указывает следующее замечание автора: «Прочие роли не требуют особых изъяснений: оригиналы их почти всегда находятся перед глазами»?

7. На какой сцене Гоголь акцентирует внимание актёров? Что для него важно при исполнении этой сцены?

8. Творческая работа. Объясните значение выражения человек без царя в голове. Запишите своё объяснение, оформив его как словарную статью.

9. Кто из перечисленных в списке действующих лиц является, по вашим прогнозам, главным героем комедии?

Действие первое

Комната в доме городничего.

Явление I

Городничий, попечитель богоугодных заведений, смотритель училищ, судья, частный пристав, лекарь, два квартальных.

Городничий. Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор.

Аммос Фёдорович. Как ревизор?

Артемий Филиппович. Как ревизор?

Городничий. Ревизор из Петербурга, инкогнито. И ещё с секретным предписаньем.

Аммос Фёдорович. Вот те на!

Артемий Филиппович. Вот не было заботы, так подай!

Лука Лукич. Господи Боже! ещё и с секретным предписаньем!

Городничий. Я как будто предчувствовал: сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы. Право, этаких я никогда не видывал: чёрные, неестественной величины! пришли, понюхали - и пошли прочь. Вот я вам прочту письмо, которое получил я от Андрея Ивановича Чмыхова, которого вы, Артемий Филиппович, знаете. Вот что он пишет: «Любезный друг, кум и благодетель (бормочет вполголоса, пробегая скоро глазами)... и уведомить тебя». А! вот: «Спешу, между прочим, уведомить тебя, что приехал чиновник с предписанием осмотреть всю губернию и особенно наш уезд (значительно поднимает палец вверх). Я узнал это от самых достоверных людей, хотя он представляет себя частным лицом. Так как я знаю, что за тобою, как за всяким, водятся грешки, потому что ты человек умный и не любишь пропускать того, что плывёт в руки...» (остановясь), ну, здесь свои... «то советую тебе взять предосторожность, ибо он может приехать во всякий час, если только уже не приехал и не живёт где-нибудь инкогнито... Вчерашнего дни я...» Ну, тут уж пошли дела семейные: «...сестра Анна Кирилловна приехала к нам с своим мужем; Иван Кириллович очень потолстел и всё играет на скрипке...» - и прочее, и прочее. Так вот какое обстоятельство!

Аммос Фёдорович. Да, обстоятельство такое... необыкновенно, просто необыкновенно. Что-нибудь недаром. (...) Начальство имеет тонкие виды: даром что далеко, а оно себе мотает на ус.

Городничий. Мотает или не мотает, а я вас, господа, предуведомил. Смотрите, по своей части я кое-какие распоряженья сделал, советую и вам. Особенно вам, Артемий Филиппович! Без сомнения, проезжающий чиновник захочет прежде всего осмотреть подведомственные вам богоугодные заведения - и потому вы сделайте так, чтобы всё было прилично: колпаки были бы чистые, и больные не походили бы на кузнецов, как обыкновенно они ходят по-домашнему.

Артемий Филиппович. Ну, это ещё ничего. Колпаки, пожалуй, можно надеть и чистые.

Городничий. Да, и тоже над каждой кроватью надписать по-латыни или на другом каком языке... это уж по вашей части, Христиан Иванович, - всякую болезнь: когда кто заболел, которого дня и числа... Нехорошо, что у вас больные такой крепкий табак курят, что всегда расчихаешься, когда войдёшь. Да и лучше, если б их было меньше: тотчас отнесут к дурному смотрению или к неискусству врача.

Артемий Филиппович. О! насчёт врачеванья мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше, - лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрёт, то и так умрёт; если выздоровеет, то и так выздоровеет. Да и Христиану Ивановичу затруднительно было б с ними изъясняться: он по-русски ни слова не знает.

Христиан Иванович издаёт звук, отчасти похожий на букву и и несколько на е.

Городничий. Вам тоже посоветовал бы, Аммос Фёдорович, обратить внимание на присутственные места. У вас там в передней, куда обыкновенно являются просители, сторожа завели домашних гусей с маленькими гусёнками, которые так и шныряют под ногами. Оно, конечно, домашним хозяйством заводиться всякому похвально, и почему ж сторожу и не завесть его? только, знаете, в таком месте неприлично... Я и прежде хотел вам это заметить, но всё как-то позабывал.

Аммос Фёдорович. А вот я их сегодня же велю всех забрать на кухню. Хотите, приходите обедать.

Городничий. Кроме того, дурно, что у вас высушивается в самом присутствии всякая дрянь и над самым шкапом с бумагами охотничий арапник. Я знаю, вы любите охоту, но всё на время лучше его принять, а там, как проедет ревизор, пожалуй опять его можете повесить. Также заседатель ваш... он, конечно, человек сведущий, но от него такой запах, как будто бы он сейчас вышел из винокуренного завода, - это тоже нехорошо. Я хотел давно об этом сказать вам, но был, не помню, чем-то развлечён. Есть против этого средства, если уже это действительно, как он говорит, у него природный запах: можно ему посоветовать есть лук, или чеснок, или что-нибудь другое. В этом случае может помочь разными медикаментами Христиан Иванович.

Христиан Иванович издаёт тот же звук.

Аммос Фёдорович. Нет, этого уже невозможно выгнать: он говорит, что в детстве мамка его ушибла и с тех пор от него отдаёт немного водкою.

Городничий. Да я так только заметил вам. Насчёт же внутреннего распоряжения и того, что называет в письме Андрей Иванович грешками, я ничего не могу сказать. Да и странно говорить: нет человека, который бы за собою не имел каких-нибудь грехов. Это уже так самим Богом устроено. (...)

Иллюстрации Л. Константиновского

Аммос Фёдорович. Что ж вы полагаете, Антон Антонович, грешками? Грешки грешкам - рознь. Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзыми щенками. Это совсем иное дело.

Городничий. Ну, щенками или чем другим - всё взятки.

Аммос Фёдорович. Ну нет, Антон Антонович. А вот, например, если у кого-нибудь шуба стоит пятьсот рублей, да супруге шаль... (...)

Городничий. (...) А вот вам, Лука Лукич, так, как смотрителю учебных заведений, нужно позаботиться особенно насчёт учителей. Они люди, конечно, учёные и воспитывались в разных коллегиях, но имеют очень странные поступки, натурально неразлучные с учёным званием. Одни из них, например, вот этот, что имеет толстое лицо... не вспомню его фамилии, никак не может обойтись без того, чтобы, взошедши на кафедру, не сделать гримасу, вот этак (делает гримасу), и потом начнёт рукою из-под галстука утюжить свою бороду. Конечно, если он ученику сделает такую рожу, то оно ещё ничего: может быть, оно там и нужно так, об этом я не могу судить; но вы посудите сами, если он сделает это посетителю, - это может быть очень худо: господин ревизор или другой кто может принять это на свой счёт. Из этого чёрт знает что может произойти.

Лука Лукич. Что ж мне, право, с ним делать? Я уж несколько раз ему говорил. Вот ещё на днях, когда зашёл было в класс наш предводитель, он скроил такую рожу, какой я никогда ещё не видывал. Он-то её сделал от доброго сердца, а мне выговор: зачем вольнодумные мысли внушаются юношеству.

Городничий. То же я должен вам заметить и об учителе по исторической части. Он учёная голова - это видно, и сведений нахватал тьму, но только объясняет с таким жаром, что не помнит себя. Я раз слушал его: ну, покамест говорил об ассириянах и вавилонянах - ещё ничего, а как добрался до Александра Македонского, то я не могу вам сказать, что с ним сделалось. Я думал, что пожар, ей-богу! Сбежал с кафедры и что силы есть хвать стулом об пол. Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать? от этого убыток казне.

Лука Лукич. Да, он горяч! Я ему это несколько раз уже замечал... Говорит: «Как хотите, для науки я жизни не пощажу».

Городничий. Да, таков уже неизъяснимый закон судеб: умный человек - или пьяница, или рожу такую состроит, что хоть святых выноси.

Лука Лукич. Не приведи Бог служить по учёной части! Всего боишься: всякий мешается, всякому хочется показать, что он тоже умный человек.

Городничий. Это бы ещё ничего, - инкогнито проклятое! Вдруг заглянет: «А, вы здесь, голубчики! А кто, - скажет, - здесь судья?» - «Ляпкин-Тяпкин». - «А подать сюда Ляпкина-Тяпкина! А кто попечитель богоугодных заведений?» - «Земляника». - «А подать сюда Землянику!» Вот что худо! (...)

Городничий велел почтмейстеру просматривать все письма, задерживать все жалобы и донесения. Почтмейстер с удовольствием согласился выполнить это распоряжение. Вскоре появились Бобчинский и Добчинский с известием о том, что в гостинице вот уже вторую неделю живёт молодой петербургский чиновник Хлестаков, по всем приметам похожий на ожидаемого ревизора. Городничий поторопился навестить загадочного гостя.

Действие второе

Маленькая комната в гостинице. Постель, стол, чемодан, пустая бутылка, сапоги, платяная щётка и прочее.

Явление I

Осип лежит на барской постели.

Чёрт побери, есть так хочется и в животе трескотня такая, как будто бы целый полк затрубил в трубы. Вот не доедем, да и только, домой! Что ты прикажешь делать? Второй месяц пошёл, как уже из Питера! Профинтил дорогою денежки, голубчик, теперь сидит и хвост подвернул, и не горячится. А стало бы, и очень бы стало на прогоны; нет, вишь ты, нужно в каждом городе показать себя! (Дразнит его.) «Эй, Осип, ступай посмотри комнату, лучшую, да обед спроси самый лучший: я не могу есть дурного обеда, мне нужен лучший обед». Добро бы было в самом деле что-нибудь путное, а то ведь елистратишка простой! С проезжающим знакомится, а потом в картишки - вот тебе и доигрался! Эх, надоела такая жизнь! Право, на деревне лучше: оно хоть нет публичности, да и заботности меньше (...) А всё он виноват. Что с ним сделаешь? Батюшка пришлёт денежки, чем бы их попридержать - и куды!.. пошёл кутить: ездит на извозчике, каждый день ты доставай в кеятр билет, а там через неделю, глядь - и посылает на толкучий продавать новый фрак. Иной раз всё до последней рубашки спустит, так что на нём всего останется сертучишка да шинелишка... Ей-богу, правда! И сукно такое важное, аглицкое! рублёв полтораста ему один фрак станет, а на рынке спустит рублей за двадцать; а о брюках и говорить нечего - нипочём идут. А отчего? - оттого, что делом не занимается: вместо того чтобы в должность, а он идёт гулять по прешпекту, в картишки играет. Эх, если б узнал это старый барин! Он не посмотрел бы на то, что ты чиновник, а, поднявши рубашонку, таких бы засыпал тебе, что дня б четыре ты почёсывался. Коли служить, так служи. Вот теперь трактирщик сказал, что не дам вам есть, пока не заплатите за прежнее; ну, а коли не заплатим? (Со вздохом.) Ах, Боже ты мой, хоть бы какие-нибудь щи! Кажись, так бы теперь весь свет съел. Стучится; верно, это он идёт. (Поспешно схватывается с постели)

В комнату вошёл Хлестаков. Он хотел было отправить Осипа за обедом, однако слуга отказался выполнять его приказ, сославшись на то, что трактирщик больше не желает кормить в долг да ещё грозится нажаловаться на должников городничему. Тем не менее голодный Хлестаков настоял на своём. По возвращении из буфета Осип сообщил новость: в трактир явился городничий и желает видеть Хлестакова. Молодой чиновник не на шутку испугался.

Явление VIII

Хлестаков, городничий и Добчинский. Городничий вошёл, останавливается. Оба в испуге смотрят несколько минут один на другого, выпучив глаза.

Городничий (немного оправившись и протянув руки по швам). Желаю здравствовать!

Хлестаков (кланяется). Моё почтение...

Городничий. Извините.

Хлестаков. Ничего...

Городничий. Обязанность моя, как градоначальника здешнего города, заботиться о том, чтобы проезжающим и всем благородным людям никаких притеснений...

Хлестаков (сначала немного заикается, но к концу речи говорит громко). Да что ж делать?.. Я не виноват... Я, право, заплачу... Мне пришлют из деревни.

Бобчинский выглядывает из дверей.

Он больше виноват: говядину мне подаёт такую твёрдую, как бревно; а суп - он чёрт знает чего плеснул туда, я должен был выбросить его за окно. Он меня морил голодом по целым дням... Чай такой странный: воняет рыбой, а не чаем. За что ж я... Вот новость!

Городничий (робея). Извините, я, право, не виноват. На рынке у меня говядина всегда хорошая. Привозят холмогорские купцы, люди трезвые и поведения хорошего. Я уж не знаю, откуда он берёт такую. А если что не так, то... Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру.

Хлестаков. Нет, не хочу! Я знаю, что значит на другую квартиру: то есть - в тюрьму. Да какое вы имеете право? Да как вы смеете?.. Да вот я... Я служу в Петербурге. (Бодрится.) Я, я, я...

Городничий (в сторону). О Господи ты Боже, какой сердитый! Всё узнал, всё рассказали проклятые купцы!

Хлестаков (храбрясь). Да вот вы хоть тут со всей своей командой - не пойду! Я прямо к министру! (Стучит кулаком по столу.) Что вы? что вы?

Городничий (вытянувшись и дрожа всем телом). Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие... не сделайте несчастным человека.

Хлестаков. Нет, я не хочу! Вот ещё! мне какое дело? Оттого, что у вас жена и дети, я должен идти в тюрьму, вот прекрасно!

Бобчинский выглядывает в дверь и в испуге прячется.

Нет, благодарю покорно, не хочу. (...) Я заплачу, заплачу деньги, но у меня теперь нет. Я потому и сижу здесь, что у меня нет ни копейки.

Городничий (в сторону). О, тонкая штука! Эк куда метнул! какого туману напустил! разбери кто хочет! Не знаешь, с которой стороны и приняться. Ну, да уж попробовать не куды пошло! Что будет, то будет, попробовать на авось. (Вслух.) Если вы точно имеете нужду в деньгах или в чём другом, то я готов служить сию минуту. Моя обязанность помогать проезжающим.

Хлестаков. Дайте, дайте мне взаймы! Я сейчас же расплачусь с трактирщиком. Мне бы только рублей двести или хоть даже и меньше.

Городничий (поднося бумажки). Ровно двести рублей, хоть и не трудитесь считать.

Хлестаков (принимая деньги). Покорнейше благодарю. Я вам тотчас пришлю их из деревни... у меня это вдруг... Я вижу, вы благородный человек. Теперь другое дело.

Городничий (в сторону). Ну, слава Богу! деньги взял. Дело, кажется, пойдёт теперь на лад. Я таки ему вместо двухсот четыреста ввернул. (...)

Городничий и Добчинский садятся.

Бобчинский выглядывает в дверь и прислушивается.

Городничий (в сторону). Нужно быть посмелее. Он хочет, чтобы считали его инкогнитом. Хорошо, подпустим и мы турусы: прикинемся, как будто совсем и не знаем, что он за человек. (Вслух.) Мы, прохаживаясь по делам должности, вот с Петром Ивановичем Добчинским, здешним помещиком, зашли нарочно в гостиницу, чтобы осведомиться, хорошо ли содержатся проезжающие, потому что я не так, как иной городничий, которому ни до чего дела нет; но я, я, кроме должности, ещё по христианскому человеколюбию хочу, чтоб всякому смертному оказывался хороший приём, - и вот, как будто в награду, случай доставил такое приятное знакомство.

Хлестаков. Я тоже сам очень рад. Без вас я, признаюсь, долго бы просидел здесь: совсем не знал, чем заплатить.

Городничий (в сторону). Да, рассказывай, не знал, чем заплатить! (Вслух) Кажется, эта комната несколько сыра?

Хлестаков. Скверная комната, и клопы такие, каких я нигде не видывал: как собаки кусают. (...)

Городничий. Я бы дерзнул... У меня в доме есть прекрасная для вас комната, светлая, покойная... Но нет, чувствую сам, это уж слишком большая честь... Не рассердитесь - ей-богу, от простоты души предложил.

Хлестаков. Напротив, извольте, я с удовольствием. Мне гораздо приятнее в приватном доме, чем в этом кабаке. (...)

Перед тем как привезти Хлестакова к себе домой, городничий решил показать ему общественные заведения города. Тем временем в доме городничего шли лихорадочные приготовления к приёму почётного гостя.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ К ПРОЧИТАННОМУ

1. Почему известие о появлении ревизора повергло в ужас городских чиновников? На что были нацелены срочные распоряжения городничего?

2. В каком состоянии в городе находились больница, присутственные места и учебные заведения? Обоснуйте свой ответ примерами из текста.

3. Что представляет собой Хлестаков? Какой образ жизни он вёл в Петербурге и почему задержался в гостинице уездного города?

4. Что чувствовали городничий и Хлестаков в первые минуты разговора друг с другом? Почему городничий не придал значения очевидным «странностям» в поведении и речи Хлестакова? Какие особенности поведения и характера молодого человека укрепили его предположение в том, что это и есть ревизор?

5. Из каких побуждений Сквозник-Дмухановский пригласил Хлестакова к себе в дом? Почему он решил «дать взаймы» гостю сумму в два раза большую, чем тот назвал?

6. Спрогнозируйте дальнейший ход событий.

7. Пользуясь иллюстрациями Л. Константиновского (с. 161), нарисуйте словесные портреты городничего и Хлестакова.

Действие третье

Комната первого действия.

Наконец Хлестаков прибыл в дом городничего.

Явление V

Квартальные отворяют обе половинки дверей. Входит Хлестаков; за ним городничий, далее попечитель богоугодных заведений, смотритель училищ, Добчинский и Бобчинский с пластырем на носу. Городничий указывает квартальным на полу бумажку - они бегут и снимают её, толкая друг друга впопыхах.

(...) Хлестаков. Завтрак был очень хорош; я совсем объелся. Что, у вас каждый день бывает такой?

Городничий. Нарочно для такого приятного гостя.

Хлестаков. Я люблю поесть. Ведь на то живёшь, чтобы срывать цветы удовольствия. Как называлась эта рыба?

Артемий Филиппович (подбегая). Лабардан-с.

Хлестаков. Очень вкусная. Где это мы завтракали? в больнице, что ли?

Артемий Филиппович. Так точно-с, в богоугодном заведении.

Хлестаков. Помню, помню, там стояли кровати. А больные выздоровели? там их, кажется, немного.

Артемий Филиппович. Человек десять осталось, не больше; а прочие все выздоровели. Это уж так устроено, такой порядок. С тех пор как я принял начальство, - может быть, вам покажется даже невероятным, - все как мухи выздоравливают. Больной не успеет войти в лазарет, как уже здоров; и не столько медикаментами, сколько честностью и порядком. (...)

Явление VI

Те же, Анна Андреевна и Марья Антоновна.

Городничий представил Хлестакову жену и дочь. Дамы тут же принялись расспрашивать гостя о жизни в Петербурге.

(...) Хлестаков. Эх, Петербург! что за жизнь, право! Вы, может быть, думаете, что я только переписываю; нет, начальник отделения со мной на дружеской ноге. Этак ударит по плечу: «Приходи, братец, обедать!» Я только на две минуты захожу в департамент, с тем только, чтобы сказать: «Это вот так, это вот так!» А там уж чиновник для письма, этакая крыса, пером только - тр, тр... пошёл писать. Хотели было даже меня коллежским асессором сделать, да, думаю, зачем. И сторож летит ещё на лестнице за мною со щёткою: «Позвольте, Иван Александрович, я вам, говорит, сапоги почищу». (Городничему.) Что вы, господа, стоите? Пожалуйста, садитесь!

1 «Женитьба Фигаро» - комедия французского поэта и драматурга П. Бомарше, появившаяся в 1787 г.; «Роберт Дьявол» - опера французского композитора Дж. Мейербера; «Норма» - опера итальянского композитора В. Беллини, появившаяся в 1831 г.

Хлестаков. Я не люблю церемонии. Напротив, я даже стараюсь всегда проскользнуть незаметно. Но никак нельзя скрыться, никак нельзя! Только выйду куда-нибудь, уж и говорят: «Вон, говорят, Иван Александрович идёт!» А один раз меня приняли даже за главнокомандующего: солдаты выскочили из гауптвахты и сделали ружьём. После уже офицер, который мне очень знаком, говорит мне: «Ну, братец, мы тебя совершенно приняли за главнокомандующего».

Анна Андреевна. Скажите как!

Хлестаков. С хорошенькими актрисами знаком. Я ведь тоже разные водевильчики... Литераторов часто вижу. С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: «Ну что, брат Пушкин?» - «Да так, брат, - отвечает, бывало, - так как-то всё...» Большой оригинал.

Анна Андреевна. Так вы и пишете? Как это должно быть приятно сочинителю! Вы, верно, и в журналы помещаете?

Хлестаков. Да, и в журналы помещаю. Моих, впрочем, много есть сочинений: «Женитьба Фигаро», «Роберт-Дьявол», «Норма»1. Уж и названий даже не помню. И всё случаем: я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: «Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь». Думаю себе: «Пожалуй, изволь, братец!» И тут же в один вечер, кажется, всё написал, всех изумил. У меня лёгкость необыкновенная в мыслях. Всё это, что было под именем барона Брамбеуса, «Фрегат Надежды» и «Московский телеграф»1 ... всё это я написал.

Кадр из фильма «Инкогнито из Петербурга» (режиссёр Л. Гайдай, 1977)

Анна Андреевна. Скажите, так это вы были Брамбеус?

Хлестаков. Как же, я им всем поправляю статьи. (...) Я, признаюсь, литературой существую. У меня дом первый в Петербурге. Так уж и известен: дом Ивана Александровича. (Обращаясь ко всем.) Сделайте милость, господа, если будете в Петербурге, прошу, прошу ко мне. Я ведь тоже балы даю.

Анна Андреевна. Я думаю, с каким там вкусом и великолепием даются балы!

Хлестаков. Просто не говорите. На столе, например, арбуз - в семьсот рублей арбуз. Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа; откроют крышку - пар, которому подобного нельзя отыскать в природе. Я всякий день на балах. Там у нас и вист2 свой составился: министр иностранных дел, французский посланник, английский, немецкий посланник и я. И уж так уморишься играя, что просто ни на что не похоже. Как взбежишь по лестнице к себе на четвёртый этаж - скажешь только кухарке: «На, Маврушка, шинель...» Что ж я вру - я и позабыл, что живу в бельэтаже. У меня одна лестница стоит... А любопытно взглянуть ко мне в переднюю, когда я ещё не проснулся: графы и князья толкутся и жужжат там, как шмели, только и слышно: ж... ж... ж... Иной раз и министр...

Городничий и прочие с робостью встают с своих стульев.

Мне даже на пакетах пишут: «ваше превосходительство». Один раз я даже управлял департаментом. И странно: директор уехал, - куда уехал, неизвестно. Ну, натурально, пошли толки: как, что, кому занять место?

1 Барон Брамбеус - псевдоним известного в 30-40-е гг. XIX в. писателя и журналиста О.И. Сенковского, редактора журнала «Библиотека для чтения»; «Фрегат “Надежда”» - повесть Марлинского (псевдоним декабриста А.А. Бестужева); «Московский телеграф» - передовой журнал, издававшийся Н. Полевым, был закрыт в 1831 г. по приказу Николая I.

2 Вист - род карточной игры.

Многие из генералов находились охотники и брались, но подойдут, бывало, - нет, мудрёно. Кажется и легко на вид, а рассмотришь - просто чёрт возьми! После видят, нечего делать, - ко мне. И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры... можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров! «Каково положение?» - я спрашиваю. «Иван Александрович, ступайте департаментом управлять!» Я, признаюсь, немного смутился, вышел в халате: хотел отказаться, но думаю: дойдёт до государя, ну да и послужной список тоже... «Извольте, господа, я принимаю должность, я принимаю, говорю, так и быть, говорю, я принимаю, только уж у меня: ни, ни, ни!.. Уж у меня ухо востро! уж я...» И точно: бывало, как прохожу через департамент, - просто землетрясенье, всё дрожит и трясётся, как лист.

Городничий и прочие трясутся от страха.

Хлестаков горячится сильнее.

О! я шутить не люблю. Я им всем задал острастку. Меня сам государственный совет боится. Да что в самом деле? Я такой! я не посмотрю ни на кого... я говорю всем: «Я сам себя знаю, сам». Я везде, везде. Во дворец всякий день езжу. Меня завтра же произведут сейчас в фельдмарш... (Поскальзывается и чуть-чуть не шлёпается на пол, но с почтением поддерживается чиновниками.)

Городничий (подходя и трясясь всем телом, силится выговорить). А вава-ва... ва...

Хлестаков (быстрым, отрывистым голосом). Что такое?

Городничий. А ва-ва-ва... ва...

Хлестаков (таким же голосом). Не разберу ничего, всё вздор.

Городничий. Ва-ва-ва... шество, превосходительство, не прикажете ли отдохнуть?., вот и комната и всё что нужно. (...)

Хлестаков удалился. Городничий приказал Держиморде и Свистунову никого из просителей не допускать к Хлестакову. Чиновники провели тайное совещание и решили, что ревизору следует «подсунуть» взятки. Это проделали судья Ляпкин-Тяпкин, Шпекин, Хлопов, Земляника. Хлестаков принимал подношения под видом одалживания денег.

Действие четвёртое

Та же комната в доме городничего.

(...) Явление VII

Хлестаков, Бобчинский и Добчинский.

Бобчинский. Имею честь представиться: житель здешнего города, Пётр Иванов сын Бобчинский.

Добчинский. Помещик Пётр Иванов сын Добчинский.

Хлестаков. А, да я уж вас видел. (...) (Вдруг и отрывисто.) Денег нет у вас?

Бобчинский. Денег? как денег?

Хлестаков (громко и скоро). Взаймы рублей тысячу.

Кадр из фильма «Инкогнито из Петербурга» (режиссёр Л. Гайдай, 1977)

Бобчинский. Такой суммы, ей-богу, нет. А нет ли у вас, Пётр Иванович?

Добчинский. При мне-с не имеется, потому что деньги мои, если изволите знать, положены в приказ общественного призрения.

Хлестаков. Да, ну если тысячи нет, так рублей сто.

Бобчинский (шаря в карманах). У вас, Пётр Иванович, нет ста рублей? У меня всего сорок ассигнациями.

Добчинский (смотря в бумажник). Двадцать пять рублей всего. (...)

Хлестаков. Ну, всё равно. Я ведь только так. Хорошо, пусть будет шестьдесят пять рублей. Это всё равно. (Принимает деньги.) (...)

Бобчинский. Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство, или превосходительство, живёт в таком-то городе Пётр Иванович Бобчинский. Так и скажите: живёт Пётр Иванович Бобчинский.

Хлестаков. Очень хорошо.

Бобчинский. Да если этак и государю придётся, то скажите и государю, что вот, мол, ваше императорское величество, в таком-то городе живёт Пётр Иванович Бобчинский.

Хлестаков. Очень хорошо.

Добчинский. Извините, что так утрудили вас своим присутствием. Бобчинский. Извините, что так утрудили вас своим присутствием. Хлестаков. Ничего, ничего! Мне очень приятно. (Выпровожает их)

(...) Явление VIII

Хлестаков один.

Здесь много чиновников. Мне кажется, однако ж, они меня принимают за государственного человека. Верно, я вчера им подпустил пыли. Экое дурачьё! Напишу-ка я обо всём в Петербург к Тряпичкину: он пописывает статейки - пусть-ка он их общёлкает хорошенько. Эй, Осип, подай мне бумагу и чернила!

Осип выглянул из дверей, произнёсши: «Сейчас».

А уж Тряпичкину, точно, если кто попадёт на зубок, - берегись: отца родного не пощадит для словца, и деньгу тоже любит. Впрочем, чиновники эти добрые люди; это с их стороны хорошая черта, что они мне дали взаймы. Пересмотрю нарочно, сколько у меня денег. Это от судьи триста; это от почтмейстера триста, шестьсот, семьсот, восемьсот... Какая замасленная бумажка! Восемьсот, девятьсот... Ого! за тысячу перевалило. Ну-ка, теперь, капитан, ну-ка, попадись-ка ты мне теперь! Посмотрим, кто кого! (...)

Иллюстрация Л. Константиновского

Хлестаков живо сочинил письмо петербургскому приятелю. Мудрый Осип, опасаясь скорого разоблачения, убедил хозяина покинуть город. Хлестаков велел ему готовиться к отъезду, а сам продолжил приём посетителей.

Явление X

Хлестаков и купцы с кузовом вина и сахарными головами.

(...) Купцы. Не погуби, государь! Обижательство терпим совсем понапрасну.

Хлестаков. От кого?

Один из купцов. Да всё от городничего здешнего. Такого городничего никогда ещё, государь, не было. Такие обиды чинит, что описать нельзя. Постоем совсем заморил, хоть в петлю полезай. Не по поступкам поступает... (...) Придёт в лавку и, что ни попадёт, всё берёт. Сукна увидит штуку, говорит: «Э, милый, это хорошее суконцо: снеси-ка его ко мне». Ну и несёшь, а в штуке-то будет без мала аршин пятьдесят.

Хлестаков. Неужели? Ах, какой же он мошенник!

Купцы. Ей-богу! такого никто не запомнит городничего. Так всё и припрятываешь в лавке, когда его завидишь. (...) Именины его бывают на Антона, и уж, кажись, всего нанесёшь, ни в чём не нуждается; нет, ему ещё подавай: говорит, и на Онуфрия его именины. Что делать? и на Онуфрия несёшь.

Хлестаков. Да это просто разбойник!

Купцы. Ей-ей! А попробуй прекословить, наведёт к тебе в дом целый полк на постой. А если что, велит запереть двери. «Я тебя, говорит, не буду, говорит, подвергать телесному наказанию или пыткой пытать - это, говорит, запрещено законом, а вот ты у меня, любезный, поешь селёдки!»

Хлестаков. Ах, какой мошенник! Да за это просто в Сибирь.

Купцы. Да уж куда милость твоя ни запровадит его, всё будет хорошо, лишь бы, то есть, от нас подальше. Не побрезгай, отец наш, хлебом и солью: кланяемся тебе сахарцом и кузовком вина.

Хлестаков. Нет, вы этого не думайте: я не беру совсем никаких взяток. Вот если бы вы, например, предложили мне взаймы рублей триста - ну, тогда совсем дело другое: взаймы я могу взять.

Купцы. Изволь, отец наш! (Вынимают деньги.) Да что триста! Уж лучше пятьсот возьми, помоги только.

Хлестаков. Извольте: взаймы - я ни слова, я возьму (...)

Купцы (кланяясь). Так уж возьмите за одним разом и сахарцу.

Хлестаков. О нет, я взяток никаких...

Осип. Ваше высокоблагородие! зачем вы не берёте? Возьмите! в дороге всё пригодится. Давай сюда головы и кулёк! Подавай всё! всё пойдёт впрок. Что там? верёвочка? Давай и верёвочку, - и верёвочка в дороге пригодится: тележка обломается или что другое, подвязать можно.

Купцы. Так уж сделайте такую милость, ваше сиятельство. Если уже вы, то есть, не поможете в нашей просьбе, то уж не знаем, как и быть: просто хоть в петлю полезай.

Хлестаков. Непременно, непременно! Я постараюсь.

Купцы уходят. Слышен голос женщины: «Нет, ты не смеешь не допустить меня!

Я на тебя нажалуюсь ему самому. Ты не толкайся так больно!»

Кто там? (Подходит к окну.) А, что ты, матушка?

Голоса двух женщин. Милости твоей, отец, прошу! Повели, государь, выслушать!

Хлестаков (в окно). Пропустить её.

Явление XI

Хлестаков, слесарша и унтеp-офицерша.

(...) С л е с а р ш а. Милости прошу: на городничего челом бью1! Пошли ему Бог всякое зло! Чтоб ни детям его, ни ему, мошеннику, ни дядьям, ни тёткам его ни в чём никакого прибытку не было!

Хлестаков. А что?

Слесарша. Да мужу-то моему приказал забрить лоб в солдаты2, и очередь-то на нас не припадала, мошенник такой! да и по закону нельзя: он женатый.

Хлестаков. Как же он мог это сделать?

Слесарша. Сделал мошенник, сделал - побей Бог его и на том и на этом свете! Чтобы ему, если и тётка есть, то и тётке всякая пакость, и отец если жив у него, то чтоб и он, каналья, околел или поперхнулся навеки, мошенник такой! Следовало взять сына портного, он же и пьянюшка был, да родители богатый подарок дали, так он и присыкнулся к сыну купчихи Пантелеевой, а Пантелеева тоже подослала к супруге полотна три штуки; так он ко мне. «На что, говорит, тебе муж? он уж тебе не годится». Да я-то знаю - годится или не годится; это моё дело, мошенник такой! «Он, говорит, вор; хоть он теперь и не украл, да всё равно, говорит, он украдёт, его и без того на следующий год возьмут в рекруты». Да мне-то каково без мужа, мошенник такой! Я слабый человек, подлец ты такой! Чтоб всей родне твоей не довелось видеть света Божьего! А если есть тёща, то чтоб и тёще...

1 Челом бью - почтительно просить о чём-нибудь; чело (устар.) - лоб, в старину при подаче прошения низко кланялись, т. е. «били челом» о землю.

2 Забрить лоб в солдаты - забрать в солдаты; призванным на военную службу в старину подбривали на лбу волосы.

Хлестаков. Хорошо, хорошо. Ну, а ты? (Выпровожает старуху.) Слесарша (уходя). Не позабудь, отец наш! будь милостив!

Унтеp-офицерша. На городничего, батюшка, пришла...

Хлестаков. Ну, да что, зачем? говори в коротких словах.

Унтеp-офицерша. Высек, батюшка!

Хлестаков. Как?

Унтеp-офицерша. По ошибке, отец мой! Бабы-то наши задрались на рынке, а полиция не подоспела, да и схвати меня. Да так отрапортовали: два дни сидеть не могла.

Хлестаков. Так что ж теперь делать?

Унтеp-офицерша. Да делать-то, конечно, нечего. А за ошибку-то повели ему заплатить штрафт. Мне от своего счастья неча отказываться, а деньги бы мне теперь очень пригодились.

Хлестаков. Хорошо, хорошо. Ступайте, ступайте! я распоряжусь.

В окно высовываются руки с просьбами.

Да кто там ещё? (Подходит к окну.) Не хочу, не хочу! Не нужно, не нужно! (Отходя.) Надоели, чёрт возьми! Не впускай, Осип!

Осип (кричит в окно). Пошли, пошли! Не время, завтра приходите! (...)

Явление XII

Хлестаков и Марья Антоновна.

(...) Марья Антоновна. Я вам помешала. Вы занимались важными делами.

Хлестаков (рисуется). А ваши глаза лучше, нежели важные дела... Вы никак не можете мне помешать, никаким образом не можете; напротив того, вы можете принесть удовольствие.

Марья Антоновна. Вы говорите по-столичному.

Хлестаков. Для такой прекрасной особы, как вы. Осмелюсь ли быть так счастлив, чтобы предложить вам стул? Но нет, вам должно не стул, а трон.

Марья Антоновна. Право, я не знаю... мне так нужно было идти. (Села.)

Хлестаков. Какой у вас прекрасный платочек!

Марья Антоновна. Вы насмешники, лишь бы только посмеяться над провинциальными.

Хлестаков. Как бы я желал, сударыня, быть вашим платочком, чтобы обнимать вашу лилейную1 шейку.

Марья Антоновна. Я совсем не понимаю, о чём вы говорите: какой-то платочек... Сегодня какая странная погода!

Хлестаков. А ваши губки, сударыня, лучше, нежели всякая погода.

Марья Антоновна. Вы всё эдакое говорите... Я бы вас попросила, чтоб вы мне написали лучше на память какие-нибудь стишки в альбом. Вы, верно, их знаете много. (...)

Хлестаков. (...) Я вам лучше вместо этого представлю мою любовь, которая от вашего взгляда... (Придвигая стул.)

1 Лилейный - нежный, белый как лилия.

Иллюстрации Ю. Коровина

Марья Антоновна. Любовь! Я не понимаю любовь... я никогда и не знала, что за любовь... (Отдвигает стул.)

Хлестаков (придвигая стул). Отчего ж вы отдвигаете свой стул? Нам лучше будет сидеть близко друг к другу.

Марья Антоновна (от двигаясь). Для чего ж близко? всё равно и далеко.

Хлестаков (придвигаясь). Отчего ж далеко? всё равно и близко.

Марья Антоновна (отдвигается). Да к чему ж это?

Хлестаков (придвигаясь). Да ведь это вам кажется только, что близко; а вы вообразите себе, что далеко. Как бы я был счастлив, сударыня, если б мог прижать вас в свои объятия.

Марья Антоновна (смотрит в окно). Что это там как будто бы полетело? Сорока или какая другая птица?

Хлестаков (целует её в плечо и смотрит в окно). Это сорока.

Марья Антоновна (встаёт в негодовании). Нет, это уж слишком... Наглость такая!..

Хлестаков (удерживая её). Простите, сударыня: я это сделал от любви, точно от любви.

Марья Антоновна. Вы почитаете меня за такую провинциалку... (Силится уйти)

Хлестаков (продолжая удерживать её). Из любви, право из любви. Я так только, пошутил, Марья Антоновна, не сердитесь! Я готов на коленках у вас просить прощения. (Падает на колени.) Простите же, простите! Вы видите, я на коленях.

Явление XIII

Те же и Анна Андреевна.

Анна Андреевна (увидев Хлестакова на коленях). Ах, какой пассаж!

Хлестаков (вставая). А, чёрт возьми!

Анна Андреевна (дочери). Это что значит, сударыня? Это что за поступки такие?

Марья Антоновна. Я, маменька...

Анна Андреевна. Поди прочь отсюда! слышишь: прочь, прочь! И не смей показываться на глаза.

Марья Антоновна уходит в слезах.

Извините, я, признаюсь, приведена в такое изумление...

Хлестаков (в сторону). А она тоже очень аппетитна, очень недурна. (Бросается на колени.) Сударыня, вы видите, я сгораю от любви.

Анна Андреевна. Как, вы на коленях? Ах, встаньте, встаньте! здесь пол совсем нечист.

Хлестаков. Нет, на коленях, непременно на коленях! Я хочу знать, что такое мне суждено: жизнь или смерть.

Анна Андреевна. Но позвольте, я ещё не понимаю вполне значения слов. Если не ошибаюсь, вы делаете декларацию насчёт моей дочери?

Хлестаков. Нет, я влюблён в вас. Жизнь моя на волоске. Если вы не увенчаете постоянную любовь мою, то я недостоин земного существования. С пламенем в груди прошу руки вашей.

Анна Андреевна. Но позвольте заметить: я в некотором роде... я замужем.

Хлестаков. Это ничего! Для любви нет различия; и Карамзин сказал: «Законы осуждают». Мы удалимся под сень струй... Руки вашей, руки прошу!

Явление XIV

Те же и Марья Антоновна, вдруг вбегает.

Марья Антоновна. Маменька, папенька сказал, чтобы вы... (Увидя Хлестакова на коленях, вскрикивает.) Ах, какой пассаж!

Анна Андреевна. Ну что ты? к чему? зачем? Что за ветреность такая! Вдруг вбежала, как угорелая кошка. Ну что ты нашла такого удивительного? Ну что тебе вздумалось? Право, как дитя какое-нибудь трёхлетнее. Не похоже, не похоже, совершенно не похоже на то, чтобы ей было восемнадцать лет (...) У тебя вечно какой-то сквозной ветер разгуливает в голове; ты берёшь пример с дочерей Ляпкина-Тяпкина. Что тебе глядеть на них? не нужно тебе глядеть на них. Тебе есть примеры другие - перед тобою мать твоя. Вот каким примерам ты должна следовать.

Хлестаков (схватывая за руку дочь). Анна Андреевна, не противьтесь нашему благополучию, благословите постоянную любовь!

Анна Андреевна (с изумлением). Так вы в неё?..

Хлестаков. Решите: жизнь или смерть?

Анна Андреевна. Ну вот видишь, дура, ну вот видишь: из-за тебя, этакой дряни, гость изволил стоять на коленях; а ты вдруг вбежала как сумасшедшая. Ну вот, право, стоит, чтобы я нарочно отказала: ты недостойна такого счастия.

Марья Антоновна. Не буду, маменька. Право, вперёд не буду.

Иллюстрация П. Боклевского

Явление XV

Те же и городничий впопыхах.

Городничий. Ваше превосходительство! не погубите! не погубите!

Хлестаков. Что с вами?

Городничий. Там купцы жаловались вашему превосходительству. Честью уверяю, и наполовину нет того, что они говорят. Они сами обманывают и обмеривают народ. Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я её высек; она врёт, ей-богу врёт. Она сама себя высекла.

Хлестаков. Провались унтер-офицерша - мне не до неё!

Городничий. Не верьте, не верьте! Это такие лгуны... им вот эдакой ребёнок не поверит. Они уж и по всему городу известны за лгунов. А насчёт мошенничества, осмелюсь доложить: это такие мошенники, каких свет не производил.

Анна Андреевна. Знаешь ли ты, какой чести удостоивает нас Иван Александрович? Он просит руки нашей дочери.

Городничий. Куда! куда!.. Рехнулась, матушка! Не извольте гневаться, ваше превосходительство: она немного с придурью, такова же была и мать её.

Хлестаков. Да, я точно прошу руки. Я влюблён.

Городничий. Не могу верить, ваше превосходительство!

Анна Андреевна. Да когда говорят тебе!

Хлестаков. Я не шутя вам говорю... Я могу от любви свихнуть с ума.

Городничий. Не смею верить, недостоин такой чести. (...)

Анна Андреевна. Ну, благословляй!

Хлестаков подходит с Марьей Антоновной.

Городничий. Да благословит вас Бог, а я не виноват.

Хлестаков целуется с Марьей Антоновной.

Городничий смотрит на них.

Что за чёрт! в самом деле! (Протирает глаза.) Целуются! Ах, батюшки, целуются! Точный жених! (Вскрикивает, подпрыгивая от радости.) Ай, Антон! Ай, Антон! Ай, городничий! Вона, как дело-то пошло! (...)

Вошёл Осип и объявил, что всё готово к отъезду. Хлестаков заверил, что отлучится только на один день, якобы для того, чтобы проведать богатого дядю. После его отъезда городничий с женой принялись строить планы на переезд в Петербург.

Действие пятое

Та же комната.

Слух о сватовстве Хлестакова облетел весь городок. Дом городничего тут же наполнился взволнованными гостями, которые спешили высказать свои поздравления по случаю будущей свадьбы. Но вскоре почтмейстер принёс письмо Хлестакова.

(...) Явление VIII

Те же и почтмейстер впопыхах, с распечатанным письмом в руке.

Почтмейстер. Удивительное дело, господа! Чиновник, которого мы приняли за ревизора, был не ревизор.

Все. Как не ревизор?

Почтмейстер. Совсем не ревизор, - я узнал это из письма...

Городничий. Что вы? что вы? из какого письма?

Почтмейстер. Да из собственного его письма. (...)

Почтмейстер (читает). «Спешу уведомить тебя, душа Тряпичкин, какие со мной чудеса. На дороге обчистил меня кругом пехотный капитан, так что трактирщик хотел уже было посадить в тюрьму; как вдруг, по моей петербургской физиономии и по костюму, весь город принял меня за генерал-губернатора. И я теперь живу у городничего... волочусь напропалую за его женой и дочкой; не решился только, с которой начать, - думаю, прежде с матушки, потому что, кажется, готова сейчас на все услуги. Помнишь, как мы с тобой бедствовали, обедали нашерамыжку и как один раз было кондитер схватил меня за воротник по поводу съеденных пирожков на счёт доходов аглицкого короля1? Теперь совсем другой оборот. Все мне дают взаймы сколько угодно. Оригиналы страшные. От смеху ты бы умер. Ты, я знаю, пишешь статейки: помести их в свою литературу. Во-первых: городничий - глуп, как сивый мерин...»

Городничий. Не может быть! Там нет этого.

Почтмейстер (показывает письмо). Читайте сами.

Городничий (читает). «Как сивый мерин». Не может быть! вы это сами написали.

1 То есть неоплаченных.

Почтмейстер. Как же бы я стал писать?

Артемий Филиппович. Читайте!

Лука Лукич. Читайте!

Почтмейстер (продолжая читать). «Городничий - глуп, как сивый мерин...»

Городничий. О, чёрт возьми! нужно ещё повторять! как будто оно там и без того не стоит.

Почтмейстер (продолжая читать). Хм... хм... хм... хм... «сивый мерин. Почтмейстер тоже добрый человек...» (Оставляя читать.) Ну, тут обо мне тоже он неприлично выразился.

Городничий. Нет, читайте!

Почтмейстер. Да к чему ж?..

Городничий. Нет, чёрт возьми, когда уж читать так читать! Читайте всё!

Артемий Филиппович. Позвольте, я прочитаю. (Надевает очки и читает.) «Почтмейстер точь-в-точь департаментский сторож Михеев; должно быть, также, подлец, пьёт горькую».

Почтмейстер (к зрителям). Ну, скверный мальчишка, которого надо высечь; больше ничего!

Артемий Филиппович (продолжая читать). «Надзиратель над богоугодным заведе... и... и... и...» (Заикается.)

Коробкин. А что ж вы остановились?

Артемий Филиппович. Да нечёткое перо... впрочем, видно, что негодяй. (...)

Все. Отдайте, Артемий Филиппович, отдайте письмо! (Коровкину.) Читайте!

Артемий Филиппович. Сейчас. (Отдаёт письмо.) Вот, позвольте... (Закрывает пальцем.) Вот отсюда читайте.

Все приступают к нему.

Почтмейстер. Читайте, читайте! вздор, всё читайте!

Коробкин (читая). «Надзиратель за богоугодным заведением Земляника - совершенная свинья в ермолке».

Артемий Филиппович (к зрителям). И неостроумно! Свинья в ермолке! где ж свинья бывает в ермолке?

Коробкин (продолжая читать). «Смотритель училищ протухнул насквозь луком».

Лука Лукич (к зрителям). Ей-богу, и в рот никогда не брал луку. (...)

Аммос Фёдорович (в сторону). Слава Богу, хоть по крайней мере обо мне нет!

Коробкин (читает). (...) «Судья Ляпкин-Тяпкин в сильнейшей степени моветон1...» (Останавливается.) Должно быть, французское слово.

Аммос Фёдорович. А чёрт его знает, что оно значит! Ещё хорошо, если только мошенник, а может быть, и того ещё хуже.

Коробкин (продолжая читать). «А впрочем, народ гостеприимный и добродушный. Прощай, душа Тряпичкин. Я сам, по примеру твоему, хочу заняться литературой. Скучно, брат, так жить; хочешь наконец пищи для души. Вижу: точно нужно чем-нибудь высоким заняться. Пиши ко мне в Саратовскую губернию, а оттуда в деревню Подкатиловку. (Переворачивает письмо и читает адрес.) Его благородию, милостивому государю, Ивану Васильевичу Тряпичкину, в Санкт-Петербурге, в Почтамтскую улицу, в доме под нумером девяносто седьмым, поворотя на двор, в третьем этаже направо».

1 Моветон (франц. - дурной тон) - невоспитанность.

Одна из дам. Какой репримант1 неожиданный!

Городничий. Вот когда зарезал так зарезал! Убит, убит, совсем убит! Ничего не вижу. Вижу какие-то свиные рыла вместо лиц, а больше ничего... Воротить, воротить его! (Машет рукою.)

Почтмейстер. Куды воротить! Я, как нарочно, приказал смотрителю дать самую лучшую тройку; чёрт угораздил дать и вперёд предписание.

Жена Коробкина. Вот уж точно, вот беспримерная конфузия!

Аммос Фёдорович (в недоумении расставляет руки). Как же это, господа? Как это, в самом деле, мы так оплошали?

Аммос Фёдорович. Однако ж, чёрт возьми, господа! он у меня взял триста рублей взаймы.

Артемий Филиппович. У меня тоже триста рублей.

Почтмейстер (вздыхает). Ох! и у меня триста рублей.

Бобчинский. У нас с Петром Ивановичем шестьдесят пять-с на ассигнации-с, да-с.

Городничий (бьёт себя по лбу). Как я - нет, как я, старый дурак? Выжил, глупый баран, из ума!.. Тридцать лет живу на службе; ни один купец, ни подрядчик не мог провести; мошенников над мошенниками обманывал, пройдох и плутов таких, что весь свет готовы обворовать, поддевал на уду. Трёх губернаторов обманул!.. Что губернаторов! (махнул рукой) нечего и говорить про губернаторов...

Анна Андреевна. Но это не может быть, Антоша: он обручился с Машенькой...

Городничий (в сердцах). Обручился! Кукиш с маслом - вот тебе обручился! Лезет мне в глаза с обрученьем!.. (В исступлении) Вот смотрите, смотрите, весь мир, всё христианство, все смотрите, как одурачен городничий! Дурака ему, дурака, старому подлецу! (Грозит самому себе кулаком) Эх ты, толстоносый! Сосульку, тряпку принял за важного человека! Вон он теперь по всей дороге заливает колокольчиком! Разнесёт по всему свету историю. Мало того что пойдёшь в посмешище - найдётся щелкопёр2, бумагомарака, в комедию тебя вставит. Вот что обидно! Чина, звания не пощадит, и будут все скалить зубы и бить в ладоши. Чему смеётесь?- Над собою смеётесь!.. Эх вы!.. (Стучит со злости ногами об пол) Я бы всех этих бумагомарак! У, щелкопёры, либералы проклятые! чёртово семя! Узлом бы вас всех завязал, в муку бы стёр вас всех да чёрту в подкладку! в шапку туды ему!.. (Суёт кулаком и бьёт каблуком в пол. После некоторого молчания.) До сих пор не могу прийти в себя. Вот, подлинно, если Бог хочет наказать, так отнимет прежде разум. Ну что было в этом вертопрахе похожего на ревизора? Ничего не было! Вот просто ни на полмизинца не было похожего - и вдруг все: ревизор! ревизор! Ну кто первый выпустил, что он ревизор? Отвечайте!

1 Репримант (франц. - урок, выговор) - здесь: неприятность.

2 Щелкопёр - прозвище писарей в суде, отсюда «писака», «брехун», «враль»; здесь: презрительное название писателя.

Рисунок неизвестного художника. «Немая сцена». Малый театр, 1842 г.

Артемий Филиппович (расставляя руки). Уж как это случилось, хоть убей, не могу объяснить. Точно туман какой-то ошеломил, чёрт попутал.

Аммос Фёдорович. Да кто выпустил - вот кто выпустил: эти молодцы! (Показывает на Добчинского и Бобчинского.)

Бобчинский. Ей-ей, не я! и не думал...

Добчинский. Я ничего, совсем ничего...

Артемий Филиппович. Конечно, вы.

Лука Лукич. Разумеется. Прибежали как сумасшедшие из трактира: «Приехал, приехал и денег не плотит...» Нашли важную птицу!

Городничий. Натурально, вы! сплетники городские, лгуны проклятые! (...)

Явление последнее

Те же и жандарм.

Жандарм. Приехавший по именному повелению из Петербурга чиновник требует вас сей же час к себе. Он остановился в гостинице.

Произнесённые слова поражают как громом всех. Звук изумления единодушно излетает из дамских уст; вся группа, вдруг переменивши положение, остаётся в окаменении.

Немая сцена

Городничий посередине в виде столба, с распростёртыми руками и закинутою назад головою. По правую сторону его жена и дочь с устремившимся к нему движеньем всего тела; за ними почтмейстер, превратившийся в вопросительный знак, обращённый к зрителям; за ним Лука Лукич, потерявшийся самым невинным образом; за ним, у самого края сцены, три дамы, гостьи, прислонившиеся одна к другой с самым сатирическим выраженьем лица, относящимся прямо к семейству городничего. По левую сторону городничего: Земляника, наклонивший голову несколько набок, как будто к чему-то прислушивающийся; за ним судья с растопыренными руками, присевший почти до земли и сделавший движенье губами, как бы хотел посвистать или произнесть: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» За ним Коробкин, обратившийся к зрителям с прищуренным глазом и едким намёком на городничего: за ним, у самого края сцены, Бобчинский и Добчинский с устремившимися движеньями рук друг к другу, разинутыми ртами и выпученными друг на друга глазами. Прочие гости остаются просто столбами. Почти полторы минуты окаменевшая группа сохраняет такое положение. Занавес опускается.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ К ПРОЧИТАННОМУ

1. Чем похвалялся Хлестаков, описывая свою жизнь в Петербурге? Что в этом описании, по вашему мнению, было правдой, а что - ложью? Почему присутствующие поверили его россказням? В какой части своей речи Хлестаков проговорился, невольно уличив себя во лжи? Как он сумел выпутаться из этого щекотливого положения? Какое впечатление произвело хвастовство Хлестакова на окружающих?

2. Как Хлестаков повёл себя с женой и дочерью городничего? Что придаёт его любовным заигрываниям комичный характер?

3. На что жаловались пробившиеся к Хлестакову горожане? Как он вёл себя во время их визитов? А как, узнав об этом, повёл себя городничий?

4. Охарактеризуйте образ Хлестакова. Сознательно ли этот герой обманывает окружающих? Почему, сам того не желая, он вводит в заблуждение опытных чиновников? Что имеет в виду автор, давая следующую рекомендацию актёру, исполняющему роль Хлестакова: «Чем более исполняющий эту роль покажет чистосердечия и простоты, тем более он выиграет»?

5. Первоначально Н.В. Гоголь хотел дать Хлестакову фамилию «Скакунов». Что общего у этих фамилий, чем они различаются?

6. Работа в парах. В обиходную речь вошло слово «хлестаковщина». Как вы думаете, что оно означает? Аргументируйте свою точку зрения.

7. Расскажите о разоблачении Хлестакова. Как он в своём письме охарактеризовал городничего и его подчинённых? Согласны ли вы с этими оценками?

8. Что больше всего поразило городничего в истории с мнимым ревизором? Как отреагировали гости городничего на известие о появлении в городе настоящего ревизора?

9. Какие отрицательные явления общественной жизни высмеиваются в «Ревизоре»? Какие из них распространены в современном обществе?

10. Какие эпизоды пьесы вам показались наиболее смешными? Чем именно они вас рассмешили?

11. Работа в группах. Отдельные реплики героев «Ревизора» на правах крылатых выражений вошли в нашу повседневную речь. Прочитайте эти выражения и раскройте их обобщённый смысл:

  • A. «К нам едет ревизор», «Брать взятки борзыми щенками».
  • Б. «А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!», «Все как мухи выздоравливают».
  • B. «У меня лёгкость необыкновенная в мыслях», «Унтер-офицерша сама себя высекла».
  • Г. «Чему смеётесь? - Над собою смеётесь!..», «Иван Александрович, ступайте департаментом управлять».

«Театр живёт не блеском огней, роскошью декораций и костюмов... а идеями драматурга»

Литературная разминка

Вспомните и сформулируйте определение понятия «юмор», приведите примеры из прочитанных произведений.

Смех - дело серьёзное. Почему мы смеёмся? Что делает ситуации, над которыми мы смеёмся, комичными? Оказывается, объяснить это не так-то просто. Не случайно над подобными вопросами размышляли известнейшие философы мира.

Следует помнить, что смех может выступать орудием протеста. Ведь, высмеивая определённые традиции, законы, нравы, суеверия, мы тем самым проявляем своё несогласие с ними. Смех отделяет смеющихся от тех, над кем смеются, и таким образом даёт ощущение освобождения от угнетающих явлений жизни.

Смех располагает своей палитрой изобразительных средств. Одно из самых распространённых среди них - гиперболизация. Этим приёмом охотно пользуются карикатуристы: берётся какая-нибудь характерная черта внешности человека и доводится до крайности. Скажем, большой нос на рисунке выглядит неправдоподобно громадным. Иногда гиперболизируются отдельные слова и обороты речи, свойства характера и т. д. Гиперболизация не подразумевает никакого скрытого смысла. Но существует и другой способ комического высказывания. «Какой добрый, щедрый человек!» - можем сказать мы, подразумевая прямо противоположное, то есть жадность, прижимистость. Такой приём называется иронией. Он построен на иносказании и требует определённой культуры восприятия.

Словом, смех в художественном произведении может быть разным: добродушным, лёгким, мрачным, злым, мстительным, беспощадным... В зависимости от оттенков смеха различают виды комического. К числу основных видов принадлежат юмор, сатира и гротеск.

ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКАЯ ЗАКЛАДКА

Сатира - гневное разоблачение изображаемых явлений, которое предполагает использование намеренно заострённых оценок, вызывающих «убийственный» смех.

Гротеск - один из способов сатирического обобщения, предельное преувеличение, при котором реальные жизненные явления и связи между ними деформируются, приобретают карикатурный фантастический характер.

Гоголь по-новому строит драматический конфликт в пьесе. Если до него драматурги противопоставляли в пьесах добро и зло, «хорошего» и «плохого» героя, то место «хорошего» героя в конфликте «Ревизора» остаётся незанятым. Автор ставит акцент на противопоставлении идеала поведения, который принят в обществе, и тем, как ведут себя герои комедии.

Предметом художественного изображения у Гоголя становятся чиновники, которые самим фактом своего существования разоблачают бюрократическую систему и настолько далеки от идеала, что воспринимать их можно только через смех. Результат - впечатляющее саморазоблачение гротескных персонажей. Страх побуждает чиновников искать спасения, раскрывая тайны окружающих и свои собственные. Саморазоблачению персонажей способствуют авторские ремарки - короткие комментарии, которые указывают на жесты, интонацию, мимику героев, декорации и другие обстоятельства изображаемых на сцене событий. Многие ремарки Гоголя похожи на ремарки режиссёра, который ставит пьесу.

Одно из центральных мест в развитии действия занимает образ Хлестакова, «значительного лица» поневоле. Когда Хлестаков понял, что его принимают за какое-то важное лицо, он всё больше важничает и старается поразить чиновников рассказом о своей столичной жизни. И завирается до такой степени, что полностью разоблачает себя. Сцена вранья - кульминация в разоблачении Хлестакова: он с самой первой встречи с городничим ведёт себя глупо, а в сцене вранья это раскрывается с наибольшей силой. И, казалось бы, теперь чиновники должны были бы понять свою ошибку, но их страх так велик, что они ничего не замечают, а городничий, ещё больше верит, что Хлестаков - ревизор. Образ Хлестакова как представителя дворянско-чиновничьего общества николаевской эпохи типичен. Это авантюрист, который в течение пьесы строит головокружительную карьеру исключительно на лжи и хвастовстве и терпит провал, нечаянно разоблачая себя. Его честолюбивые мечты, стремление к показной роскоши и внешнему шику, желание пустить пыль в глаза при полнейшем ничтожестве и пустоте личности получили название «хлестаковщина», а фамилия Хлестакова стала нарицательной.

Ещё одна композиционная особенность комедии: она начинается с чтения письма Чмыхова, извещающего о скором приезде ревизора, и заканчивается чтением письма Хлестакова, проясняющего его личность и ошибку чиновников.

Комментарий литературоведа

Гоголь писал об идее «Ревизора»: «Всмотритесь-ка пристально в этот город, который выведен в пьесе! Все до единого согласны, что этакого города нет во всей России... Ну, а что, если это наш же душевный город и сидит он у всякого из нас?.. Что ни говори, но страшен тот ревизор, который ждёт нас у дверей гроба. Будто не знаете, кто этот ревизор?.. Наша проснувшаяся совесть, которая заставит нас вдруг и разом взглянуть во все глаза на самих себя. Перед этим ревизором ничто не укроется... Лучше ж сделать ревизовку всему, что ни есть в нас, в начале жизни, а не в конце её». Прибытие настоящего ревизора, по замыслу автора, символизирует Божественный суд над людскими пороками и заблуждениями.

Друзьям Гоголя пришлось изрядно похлопотать, чтобы добиться разрешения на первую постановку «Ревизора». Для этого они заручились поддержкой самого императора. Наконец разрешение было получено. 19 апреля 1836 г. комедия была представлена на сцене Александрийского театра в Петербурге, а через месяц - в Москве, в Малом театре, где роль городничего исполнял прославленный русский актёр М. Щепкин. Гоголь шутил, что Щепкин в его «Ревизоре» мог бы сыграть хоть десять ролей подряд.

Премьера собрала полный зал. Ярко горели огни в огромных люстрах, в ложах сияли ордена и бриллианты, на галёрке шумела молодёжь - студенты, молодые чиновники, художники. В императорской ложе расположились царь и наследник престола. Незаметно пробрался на своё место и взволнованный автор.

Спектакль прошёл успешно. Император лично поблагодарил актёров. Но Гоголя всё это не радовало: расстроенный недостатками актёрской игры, недоработками собственного текста и реакцией публики, смеявшейся, как ему казалось, вовсе не над тем, над чем следовало, он бежал из театра. Тягостные впечатления усугубились появившимися в печати отдельными критическими отзывами, которые Гоголь воспринял как откровенную травлю. Растерянный и обиженный, писатель не заметил того, что все передовые люди общества стремились попасть на спектакль по «Ревизору», а издание текста пьесы стало настоящим событием в культурной жизни России.

Об огромном воздействии «Ревизора» на публику писал М.Е. Салтыков-Щедрин. По его словам, зритель уходил из театра совсем не в том «спокойном состоянии, в котором он туда пришёл». Мысли его возбуждены, возникает целый ряд вопросов, вызывающих «умственную работу». Зритель начинает сознательно относится к действительности, что «уже само по себе представляет высшую нравственность и чистоту».

В течение всего XIX в. пьеса не сходила с театральных подмостков.

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ

1. Перескажите сюжет комедии «Ревизор». Определите её основной конфликт. Укажите завязку, кульминацию и развязку.

2. Опираясь на текст пьесы, приведите примеры гоголевского «смеха сквозь слёзы».

3. Какой художественный смысл имеет звучащее в финале пьесы известие о приезде настоящего ревизора?

4. Раскройте значение «немой» сцены, которой заканчивается комедия.

5. Пофантазируйте! Как будут развиваться события в городе после финальной «немой» сцены?

6. Работа в парах. В «Ревизоре» Гоголь использовал приём двойной развязки интриги: первая происходит во время чтения письма Хлестакова, вторая - в момент получения известия о приезде настоящего ревизора. Обсудите, для чего писатель использовал этот приём.

7. Какие виды комического и приёмы создания смеховой ситуации используются в «Ревизоре»? Готовя ответ на этот вопрос, используйте сведения, помещённые в рубрике «Литературоведческая закладка». Приведите примеры сатиры и гротеска в комедии.

8. Работа в группах. Выберите один из монологов или диалогов в комедии и на основе текста покажите, как в драматическом произведении используется монолог и диалог для характеристики персонажа, а также использует ли автор приём гиперболизации в этих отрывках:

  • A. Действие второе, явление I - монолог Осипа (с. 162-163);
  • Б. Действие второе, явление VIII - диалог городничего и Хлестакова (с. 163-166);
  • B. Действие третье, явление VI - монолог Хлестакова (с. 167-168);
  • Г. Действие четвёртое, явление XII - диалог Хлестакова и Марьи Антоновны (с. 172-173).

9. Приведите примеры того, как ремарки помогают раскрыть характеры персонажей.

10. Кого вы хотели бы сыграть в пьесе «Ревизор»? Обоснуйте свой выбор.

11. Творческая работа. Напишите от имени Сквозник-Дмухановского объяснительную записку на имя настоящего ревизора о состоянии дел в городе.

12. Творческая работа. Напишите сочинение «Уездный город и его правители в комедии “Ревизор”».

13. Поисковая работа. Подготовьте выступление «Из истории постановок “Ревизора”». Используйте материал на с. 223-224, дополнительную литературу и Интернет.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ НАВИГАТОР

Н.В. Гоголь «Нос»

«Марта 25 числа случилось в Петербурге необыкновенно странное происшествие». Так начинается повесть Гоголя «Нос». У майора Ковалёва пропал нос. Куда же он делся? Как оказалось, нос имеет чин статского советника (выше, чем у Ковалёва), у него есть мундир с позолотой, карета, в которой он разъезжает по Петербургу. Нос не человек, пустышка. Но это не важно: если есть чин, этого достаточно, чтобы занять место в обществе. Ковалёв согласен на многое, чтобы вернуть нос...

Иллюстрация С. Алимова

Вопросы и задания для самостоятельной работы над произведением

1. Как реагируют окружающие на беду, приключившуюся с Ковалёвым? Изменилось ли поведение Ковалёва после утраты носа и после его возвращения?

2. Докажите, что повесть Н.В. Гоголя «Нос» построена на гротеске. Зачем Гоголь ввёл в повествование фантастические элементы?

3. Какова идея повести «Нос»? Как вы понимаете фразеологизм остаться с носом?