Вісник - Випуск 45 - 2012

Історія стародавнього світу та середніх віків

Ф. Левассёр - первый французский губернатор Тортуги (1640-1652 гг.)

Левасер - перший французький губернатор Тортуги (1640-1652 рр.). У статті досліджується біографія Ф. Левасера, активного учасника французької колоніальної експансії на островах Вест-Індії у другій половині XVII ст. Головну увагу приділено його діяльності на посту губернатора острова Тортуга. Автор приходить до висновку, що саме в період губернаторства Левасера на Тортузі сформувалася велика база флібустьєрів, що оперували проти іспанського судноплавства й прибережних поселень у Карибському регіоні.

Ключові слова: Левасер, Тортуга, де Пуансі, флібустьєри.

В период франко-испанской войны 1635-1659 гг., в которой Франция пыталась сокрушить империи испанских и австрийских Габсбургов, усилилась французская колониальная экспансия. В Новом Свете, помимо колонизованных ранее Канады, части Гвианы и части острова Сент-Кристофер (в группе Малых Антильских островов), между 1635 и 1648 гг. французы смогли утвердиться на островах Гваделупа, Мартиника, Тортуга, СенБартельми, Сен-Мартен и побережье Сен-Доменга (в западной части Гаити). В авангарде заморской экспансии Франции шли предприниматели из приморских провинций - купцы, судовладельцы и представители нового дворянства, которые вкладывали деньги в снаряжение колонизационных, торговых и корсарских экспедиций. При этом в Карибском регионе, где Испания упорно боролась за сохранение своей монополии на навигацию и торговлю, французам неизбежно приходилось прибегать к пиратским методам колониального грабежа.

Цель данной статьи - проследить деятельность военного инженера-гугенота Ф. Левассёра на островах Вест-Индии в 20-50-е годы XVII в. На примере его биографии можно расширить наши представления о том, кто и какими методами закладывал основы французской колониальной империи в период раннего Нового времени, насколько эффективной была роль французских корсаров в этом процессе.

Для написания статьи мы использовали французские, испанские и английские документы XVII в., среди которых особо следует отметить книги французского миссионера Ж. -Б. дю Тертра, флибустьера А. О. Эксквемелина, иезуита Шарлевуа. В зарубежной и отечественной историографии работы по избранной нами теме исследования отсутствуют. Краткие сведения о Левассёре содержатся лишь в нашей статье и книге по истории острова Тортуга.

О происхождении Левассёра известно крайне мало. Исследователям удалось лишь установить, что Франсуа Левассёр, сеньор де Рене де Буадуфле и де Летр, происходил из Коньера (Cogners), что в Мэне. Ряд авторов утверждает, будто он прибыл на остров Сент-Кристофер в начале 1620-х годов вместе с корсарами П. Б. д’Эснамбюком и У. де Руассеем, которых традиционно считают основателями первой французской колонии на Антиллах. В действительности Левассёр мог появиться на указанном острове раньше. Так, по данным И. Гюэ, когда д’Эснамбюк в 1625 г. впервые высадился на Сент-Кристофере, здесь уже находился Левассёр «с восьмьюдесятью членами экипажа и сорока неграми - его последним призом эбенового дерева (то есть негров-рабов, - В. Г.), взятого на берегах Африки». Тот же автор сообщает, что Левассёр и его команда очутились на острове после того, как потерпели там кораблекрушение. В ожидании прихода какого-нибудь судна, которое могло оказать им помощь, французы вырастили на Сент-Кристофере пробный урожай табака.

Отметим, что по данным некоторых исследователей предшественником де Руассея и д’Эснамбюка на Сент-Кристофере мог быть лионский капитан Шантэль, изгнанный в 1624 г. из Кайенны (Гвиана) восставшими индейцами; только после объединения отрядов де Руассея-д’Эснамбюка и Шантэля на острове оказалось около 80 французов и 40 негров-рабов.

Если эта информация достоверна, то, возможно, еще до появления на Сент-Кристофере команд де Руассея и д’Эснамбюка там уже находились два французских отряда: один под командованием Левассёра, другой под командованием Шантэля. Присутствие Левассёра на острове до прибытия туда д’Эснамбюка подтверждает долговая расписка последнего, в которой тот обязался вернуть Левассёру 3 тыс. ливров серебром в благодарность за ту поддержку, которую тот оказал ему после прибытия на указанный остров.

Летом 1626 г. Урбэн де Руассей и д’Эснамбюк отправились во Францию с грузом табака. Однако главной целью их возвращения на родину было найти покровителей, способных поддержать их предприятие. 2 октября того же года оба капитана получили от правительства привилегию на колонизацию Сент-Кристофера и других островов. При поддержке Ришелье 31 октября того же года была организована Компания Сент-Кристофера - «для освоения и заселения островов Сент-Кристофер, Барбада [Барбадос] и других, расположенных у входа в Американский залив между одиннадцатым и восемнадцатым градусов [к северу] от линии экватора...». Члены компании должны были получить половину всех доходов с Сент-Кристофера. Десятая часть прибылей шла в пользу д’Эснамбюка и де Руассея, столько же - в пользу короля. Интересы Левассёра были полностью проигнорированы.

Корабли экспедиции прибыли к месту назначения в начале мая 1627 г. Чтобы избежать разногласий с англичанами из колонии Т. Уорнера, основанной еще в начале 1624 г., французы решили заключить с ними договор о разделе острова. Центральная часть Сент-Кристофера осталась за англичанами; д’Эснамбюк взял во владение северную часть, де Руассей - южную. В 1629 г. испанский флот выбил англичан и французов с Сент-Кристофера, но как только испанцы ушли, английская и французская колонии были восстановлены. В 1635 г. французские поселения на Сент-Кристофере перешли в собственность Компании островов Америки, образованной 12 февраля по инициативе Ришелье. В том же году д’Эснамбюк основал колонии на островах Мартиника и Доминика.

Скудость источников не позволяет определить, где в это время находился Левассёр. Его имя вновь появляется в документах лишь в 1638 г. в связи со смертью д’Эснамбюка (последний умер в 1637 г.), так и не уплатившего ему долг. В регистрах Компании островов Америки записано:

«Собрание в среду 6 января 1638 г. Вышеупомянутый сьёр Берюйер представил ходатайство, поданное Компании сьёром Левассёром, в котором он рассказывает о завоевании острова Сент-Кристофер у дикарей еще до того, как Компания была образована, и о том, что сьёр д’Эснамбюк обещал возместить ему понесенные расходы, желая, чтобы [Компания] компенсировала часть его издержек; требование [Левассёра] к Компании, чтобы она позволила ему доставить на указанный остров пятьдесят пассажиров, освободив от всех пошлин.».

Из этого документа видно, что в начале 1638 г. Левассёр и полсотни его друзей-гугенотов находились во Франции, откуда собирались вернуться в Вест-Индию за счет Компании островов Америки. Компания посоветовала ему взыскать долг д’Эснамбюка с наследников последнего.

По всей видимости, Левассёр прибыл на Сент-Кристофер вместе с рыцарем Мальтийского ордена командором Ф. де Лонвийе де Пуанси, который по предложению Ришелье 15 февраля 1638 г. был назначен генерал-лейтенантом Сент-Кристофера и, кроме того, генерал-губернатором Французских Антилл. Отплыв из Гавра 12 января 1639 г., он прибыл на Сент-Кристофер в феврале.

Из французских источников явствует, что Левассёр был назначен сьёром де Пуанси ответственным за состояние фортификаций на острове. Но поскольку ближайшие соратники командора - ярые католики - терпеть не могли гугенотов, они начали интриговать против Левассёра. Губернатору пришлось искать подходящего случая, чтобы под благовидным предлогом избавиться от Левассёра и его единоверцев. Такой случай подвернулся, когда к Пуанси явились беженцы с Тортуги и попросили у него поддержки в борьбе против англичан. Генерал-лейтенант предложил Левассёру выбить английских «узурпаторов» с Тортуги, водрузить над островом французский флаг и стать его губернатором . Вполне возможно, что пост губернатора Тортуги рассматривался Компанией островов Америки как плата Левассёру за ту помощь, которую он в 1625 г. оказал д’Эснамбюку.

Заключив с командором соглашение о равном долевом участии в предстоящей экспедиции, Левассёр посадил на борт судна около 50 верных ему людей и в конце мая или начале июня 1640 г. прибыл на северо-западное побережье Эспаньолы. Там он временно обосновался на островке Пор-Марго и в течение лета налаживал дружеские связи с местными буканьерами и пиратами. В последний день августа 1640 г., получив известие о захвате англичанами французского судна, он неожиданно высадился на Тортуге и стал ее хозяином. 15 ноября Пуанси написал подробное сообщение о захвате Тортуги французами и отправил его руководителям Компании островов Америки.

2 декабря более лаконичный отчет о захвате Тортуги Левассёром был отправлен командором Пуанси кардиналу Ришелье. В нем он, в частности, отмечал: «Это место весьма подходит для укрепления, а земля производит продукты, достаточные для того, чтобы прокормить две тысячи человек. Здесь имеется много хороших источников, гавань способна укрыть одновременно восемь кораблей по 500 тонн каждый; и если его заселить и укрепить. то его можно будет назвать настоящей цитаделью Сен-Доменга».

В письме Пуанси кардиналу есть небольшое уточнение относительно численности отряда Левассёра. Генерал-лейтенант сообщает, что, помимо 49 человек экипажа, прибывших с Левассёром на Сен-Доменг, в нападении на Тортугу участвовали местные буканьеры - «всего вышло 100 человек». Дю Тертр и Эксквемелин также подтверждают, что отряд гугенотов был усилен на Гаити еще примерно 40 или 50 людьми. С такими силами французы действительно могли разгромить менее подготовленных к боевым действиям английских колонистов. Письмо Пуанси завершается указанием на то, что «в настоящее время он [Левассёр] нуждается в помощи. Ежели будет угодно Вашему Преосвященству доверить мне управление сим островом, я сделаю всё возможное для его сохранения, ожидая, когда он может понадобиться для завоевания Санто-Доминго...». Известие о захвате Тортуги Левассёром было опубликовано Ришелье в парижской «Gazette» 1 февраля 1641 года.

Н. М. Круз выдвинул версию о том, что Левассёр не мог захватить Тортугу в августе 1640 г. При этом автор ссылался на документ из английского «Календаря государственных бумаг», датированный 26 декабря 1640 г., в котором капитан Джеймс все еще фигурировал как правитель острова. По мнению Н. М. Круза, Левассёр сместил Джеймса в августе, но не 1640-го, а 1642 г.. Эту точку зрения поддержал и другой исследователь - Д. Марли. Очевидно, ни Крузу, ни Марли не были известны письма Пуанси и сообщение в парижской «Gazette» о захвате Тортуги французами в августе 1640 г.

Став хозяином Тортуги, лидер гугенотов, прежде всего, позаботился о строительстве форта на возвышенной площадке с крутой скалой посредине, которая господствовала над Бастером и гаванью; укрепление, возведенное на площадке и на вершине скалы, получило название форта Ла-Рош. «Этот форт был неприступен, потому что на тропе, ведущей к нему, едва могли разойтись два человека, - писал Эксквемелин. - На склоне горы была пещера, которую использовали как склад оружия, а на вершине имелась удобная площадка для батареи. Губернатор приказал построить рядом с ней дом и установить там две пушки, соорудив для подъема на форт переносную лестницу, которую в случае нужды можно было убрать».

Соглашение, регулировавшее права Пуанси и Левассёра на Тортугу, было заключено на Сент-Кристофере 2 ноября 1641 г. Оно состояло из 13 статей и впервые было опубликовано во «Всеобщей истории Антилл» Ж. -Б. дю Тертра. Вернувшись на Тортугу, Левассёр перестал подчиняться как командору Пуанси, так и Компании островов Америки . На предложение директоров последней прислать на остров подкрепления он в октябре 1642 г. ответил им, что «весьма укрепил себя, снабдил пушками, оружием и амуницией, которые дал этому острову сам Господь, и. больше не нуждается в людях для его удержания».

Состояние укреплений, возведенных Левассёром, было проверено во время испанского нападения в 1643 г. По данным дю Тертра, испанская экспедиция состояла из 6 кораблей и барок и 600 солдат, не считая матросов. Когда испанцы появились на рейде Бастера, им позволили беспрепятственно высадиться на берег, но едва они приблизились к укреплению на горе, их встретили артиллерийским огнем. Каратели снова погрузились на корабли и вышли в море. Там, посовещавшись, они решили высадить десант к западу от Бастера, в Кайоне. Левассёр вновь не стал препятствовать их высадке, укрыв своих людей на подступах к форту. Согласно версии Шарлевуа, испанцы, развивая наступление, натолкнулись на засаду и во время боя потеряли 200 человек (дю Тертр пишет, что они «потеряли более сотни человек»). Те, кто уцелел, ретировались на свои суда и на следующий день уплыли.

Ряд исследователей все же отрицает возможность испанского нападения на Тортугу в 1643 г., поскольку в испанских архивах не найдено документов, подтверждающих это. Информация французского автора Ж. Блона о том, что испанцы в 1645 г. на 5 галеонах с 600 солдатами пытались захватить Тортугу, также не подтверждается источниками.

Укрепив свою власть на Тортуге, Левассёр превратился в настоящего диктатора. Если верить дю Тертру, Эксквемелину и Шарлевуа, он обложил колонистов непосильными налогами и повинностями и управлял островом «скорее как король, нежели как губернатор». Католики были подвергнуты жестоким преследованиям, их часовня сожжена, а священник изгнан. Превратив Тортугу в оплот протестантов, Левассёр начал бросать неугодных ему людей в темницу, имевшуюся в башне форта. Эта темница называлась «Чистилищем». В ней находилась железная дыба, на которой пытали узников. Она называлась «Адом». От тирании Левассёра в конце концов пострадал даже протестантский пастор Рошфор (автор «Истории Антилл»), который поссорился с губернатором и был отстранен им от чтения проповедей.

Желая избавиться от Левассёра, Компания островов Америки в 1644 г. разрешила Пуанси передать управление островом его племяннику Р. Блонделю де Лонвийе. В марте того же года де Лонвийе и контролер де ла Вернад отправились на Тортугу. Формально они должны были поздравить Левассёра с победой над испанцами, фактически - заманить его на Сент-Кристофер. Однако губернатор-гугенот не дал себя одурачить. Приглашение генерал-губернатора он отклонил, сославшись на то, что в его отсутствие испанцы могут вновь напасть на Тортугу. Посланцы Пуанси вынуждены были уехать ни с чем.

Наряду с репутацией «гнезда протестантов», Тортуга укрепила свой статус крупной пиратской базы. Левассёр от своего имени стал выдавать флибустьерам каперские свидетельства на право грабежа испанских судов и поселений в Америке, получая за это определенную мзду. Со временем набеги флибустьеров Тортуги на испанские суда и поселения в Вест-Индии стали обычным явлением.

Пуанси долго искал случая разделаться с Левассёром. В конце концов, он решил сделать это с помощью рыцаря Мальтийского ордена шевалье де Фонтенэ . Весной 1652 г. шевалье прибыл на Сент-Кристофер на 22-пушечном фрегате, и Пуанси предложил ему отправиться на Тортугу, чтобы сместить Левассёра с поста губернатора. 29 мая того же года между генерал-губернатором и шевалье деФонтенэ было заключено специальное соглашение.

За выполнением договора должен был следить один из племянников Пуанси - господин де Треваль. Фонтенэ отплыл с Сент-Кристофера летом того же года. Сначала он отправился к побережью Новой Г ранады, где в районе Картахены было взято несколько испанских призов. Потом корабль шевалье повернул к Эспаньоле, где объединился с фрегатом Треваля. Здесь Фонтенэ и его компаньон неожиданно узнали о том, что Левассёр был убит двумя своими ближайшими помощниками - Тибо и Робером Мартэном. Получив известие о смерти Левассёра, Фонтенэ и Треваль поспешили к Тортуге. Но когда их суда появились на рейде Бастера, из форта по ним был открыт артиллерийский огонь. Отойдя на безопасное расстояние, корабли Фонтенэ и Треваля переместились на рейд Кайона, и там высадили на берег десант. Когда убийцы Левассёра поняли, что население острова не собирается защищать их, они договорились с Фонтенэ о сдаче форта при условии, что следствия по делу об убийстве губернатора-гугенота вестись не будет, и им позволят владеть имуществом, унаследованным ими от покойного .

Устранение Левассёра и передача поста губернатора шевалье де Фонтенэ привело к тому, что права католиков на Тортуге были полностью восстановлены. В то же время остров сохранил за собой статус крупной базы флибустьеров и контрабандистов, промышлявших в бассейне Карибского моря.

Завершая наше исследование, отметим, что в жизнеописании Франсуа Левассёра остается еще немало «белых пятен». В частности, историкам предстоит выяснить, чем он занимался до того, как впервые попал в Вест-Индию, а также проследить основные вехи его биографии в период с 1625 по 1640 г.

На примере деятельности Левассёра видно, что в авангарде французской колониальной экспансии на Антильских островах в первой половине XVII века выступали предприниматели из приморских провинций Франции: купцы-авантюристы, рыцари Мальтийского ордена и новое дворянство. Основными методами их проникновения в Вест-Индию стали морской разбой и контрабандная торговля (включая работорговлю). Захват острова Тортуга военным инженером-гугенотом Левассёром в 1640 г. положил начало активной колонизации французами Больших Антилл - прежде всего, северного и западного побережья острова Гаити, где обосновались вольные охотники-буканьеры. Кроме того, покровительство, которое Левассёр оказывал корсарам и флибустьерам разных национальностей, способствовало превращению Тортуги в главную базу пиратов Карибского моря, для которых грабеж испанских кораблей и поселений в Вест-Индии был основным источником существования.