Вісник - Випуск 43 - 2011

О хронологии позднезарубинецких - раннекиевских памятников в области днепро-донецкого водораздела

Про хронологію пізньозарубинецьких ранньокиївських пам'яток у області дніпро-донецького вододілу. Датування означених культурніх угруповань пам'яток серединою І - серединою ІІІ ст. (ступені В1-С1а) викликає сумнів. На підставі датуючих речей з комплексів поселень можливо стверджувати, що пізньозарубинецькі пам'ятки у регіоні відносяться до середини II - початку ІІІ ст. (ступені В2/С1, частково Сіа). Ранньокиївські пам'ятки належать до останньої чверті II - середини III ст. (ступені В2/СІ, Сіа) і не створюють чітко відокремленої культурної та хронологічної групи.

Ключові слова: пізньозарубинецький горизонт, ранньокиївські пам'ятки, римський час.

В сводных работах, касающихся археологических памятников римского времени - начала эпохи Великого переселения народов Среднего Поднепровья - Днепровского Левобережья, позднезарубинецкие памятники типа Картамышево 2 - Терновка 2 и раннекиевские типа Шишино 5 - Шмырево в восточной части указанного региона, а именно в области днепро-донецкого водораздела, датированы соответственно серединой/третьей четвертью I - концом II вв. и рубежом ІІ/IІІ - серединой III вв. За их нижний хронологический рубеж принимается распад латенизированной зарубинецкой культуры в Среднем Поднепровье, а за верхний - появление в регионе фибул Гороховский А, Альмгрен VII, светло глиняных узкогорлых амфор Шелов D.

При публикации и анализе материалов эталонного памятника - селища Картамышево 2 В. М. Горюнова выразила сомнение в столь широкой датировке позднезарубинецких («постзарубинецких») древностей в регионе и ограничила период их бытования второй половиной или последней четвертью II в. Тем самым вопрос хронологии этих древностей стал дискуссионным и требующим дальнейшей разработки, оценки хронологических возможностей отдельных памятников, чему и посвящена настоящая публикация.

Построение хронологии указанных культурных групп имеет свои весьма существенные особенности, а именно: 1) позднезарубинецкие памятники представлены исключительно поселениями; 2) несколько раннекиевских могильников состоят из незначительного количества погребений - кремаций, в которых фактически отсутствуют датирующие находки, что не позволяет считать их полноценными закрытыми комплексами; 3) датирующий материал позднезарубинецких/раннекиевских поселений отличается редкостью находок фибул, античного импорта и при этом отсутствует уверенность в том, что эти немногочисленные вещи обозначают весь период существования каждого конкретного памятника. Следовательно, каждый памятник и культурные группы возможно лишь соотносить с хронологическим этапом в целом.

Немногочисленный датирующий материал на позднезарубинецких/раннекиевских памятниках подразделяется на две группы: 1) украшения круга «выемчатых эмалей», основной период распространения которых на территории восточноевропейской лесостепи приходится именно на позднезарубинецкий горизонт и ранний этап киевской культуры (рис. 1: 1-3; 2: 1, 2, 6, 7, 9); 2) вещи «общеевропейских» форм, распространенные в Центральной и Восточной Европе: гривны, пряжки, фибулы, бусы, подвески (рис. 2: 5). К группе украшений «выемчатых эмалей» относятся: сильнопрофилированные фибулы (тип 1), перекладчатые фибулы (тип 2), треугольные фибулы с эмалью (тип 3) (рис. 1: 1, 2); треугольные фибулы без эмали или с эмалью, но с некоторыми упрощениями элементов (тип 4), подковообразные фибулы (тип 5); лунницы; браслеты с треугольными выступающими ребрами без эмали и с эмалью (рис. 1: 3), трапециевидные подвески (рис. 2: 3, 4, 8), различные лунницы (рис. 2: 2, 6, 7, 9).

Выделены три стадии развития восточноевропейских украшений с выемчатыми эмалями, которые приблизительно соотнесены с абсолютными датами: 1) Вещи без отростков и прорезных полей с небольшими по размерам вставками эмали - красного цвета (втор. пол. II в.); 2) Крупные изделия с эмалью различных цветов, отростками, дополнительными полями, прорезной орнаментацией, кольцами (конец II - середина/вторая половина III вв.); 3) Украшения с прорезной орнаментацией без эмалевых вставок с отсутствием стилистического единства (с середины III в.). Из некоторых условнозакрытых комплексов происходят украшения, относящиеся к различным стадиям развития. Например, из жилища 4 поселения Гочево 1 известны лунницы ранней и средней стадий развития стиля. Специалистами признано, что основной период распространения украшения этого круга на территории восточноевропейской лесостепи приходится на позднезарубинецкий горизонт и ранний этап киевской культуры. Рассмотрим хронологию позднезарубинецких-раннекиевских памятников по трем группам: позднезарубинецкие типа Картамышево 2 - Терновка 2 и типа Грини, раннекиевские типа Шишино 5 - Шмырево.

Памятники типа Картамышево 2 - Терновка 2. Из культурного слоя Картамышево 2 происходит фрагмент крупной стеклянной бирюзовой бусины с накладным глазком, близкой к тем, которые датированы от эллинистического времени до I в. и даже II в. Там же обнаружена плитчатая бусина из глухого красного стекла. В постройке 7 найдена бочонковидная бусина глухого стекла охристо-желтого цвета, близкая к типу 57 с широкой датой І-ІV вв. и узкой датой I—III вв.. Из заполнения жилища 7 происходит бронзовая глазчатая фибула прусской серии Альмгрен 61 или типа ВІV по Р. Ямке (рис. 2: 5), несущая следы длительного использования. Такие фибулы датированы по материалам Центральной Европы рубежом I—II - последней четвертью II вв. Из жилища 8 и культурного слоя происходят целая и фрагментированная трапециевидные подвески круга «выемчатых эмалей», украшенные композициями их двойных концентрических окружностей (рис. 2: 3, 4). В заполнении жилища 8 найдена плоская подвеска-лунница (рис. 2: 2). В яме 24 найдена лунница с дуговидным корпусом и двумя круглыми гнездами-вставками с красной эмалью на дисковидных концах с тремя округлыми выступами (рис. 2: 1). Лунница представляет один из самых ранних типов украшений данного вида и относится к типу І-Б1, а глазчатая фибула свидетельствует в пользу отнесения даты памятника к ступени В2а.

Для датировки позднезарубинецкого горизонта поселения нельзя привлечь фрагмент двуствольной ручки красноглиняной амфоры, который тяготеет к группе позднескифских находок, концентрирующихся в центральной, северной, северо-западной частях поселения. Хронологический разрыв между бытованием амфоры до середины I в. и появлением фибулы Альмгрен 61с рубежа I—II вв. не позволяет включить ручку амфоры в состав датирующих вещей позднезарубинецкого горизонта Картамышево 2. «Перекрытие» фибулы Альмгрен 61 и подвески-лунницы с эмалевыми вставками могло произойти во второй половине - последней четверти II в., Следовательно, поселение нельзя датировать ранее середины II в.

Из постройки 2 Терноеки 2 происходит обломок обоймы из листовой бронзы с циркульным пуансонным орнаментом, из культурного слоя происходят четыре бусины: три из красного глухого стекла, у четвертой слой красного глухого стекла наложен на основу из прозрачного стекла желтоватого оттенка. По своей форме две бусины близки к параллелепипеду, одна имеет цилиндрическую форму, двухцветная бусина имеет округлую форму. Две красные пасто вые бусины отнесены к типу Алексеева 104. Пластинчатые бронзы со штампом в виде концентрических окружностей характерны для периода распространения украшений круга «выемчатых эмалей». В Мощинском кладе красные пастовые бусы в форме параллелепипеда составляют около половины изделий подобного типа и датируются по Е. М. Алексеевой ІІ-ІІІ вв. Считается, что поселение вряд ли могло возникнуть намного раньше времени формирования комплекса украшений круга «выемчатых эмалей» и его вероятнее всего можно датировать второй половиной II в.

Из Бобровы 3 («Сильник») происходят фрагменты пластинчатой и эмалевой лунницы, последняя отнесена к средней стадии развития этих украшений и поселение отнесено к первой половине III в. Из Осиповки (урочище Пляж) известны 23 фрагмента определимых частей светло- и красноглиняных амфор. Фрагменты светлоглиняных амфор отнесены к типам В, С, D. Согласно Д. Б. Шелову, тип В датируется второй третью I—II вв., тип С: II - началом III вв., тип D ІІ-ІІІ вв. (преимущественно первой половиной III в.). Венчики красноглиняных амфор принадлежат сосудам типа 4 по И. С. Каменецкому, а фрагменты ручек - типу 1. Амфоры таких типов бытовали в Танаисе в I—II вв. Датировка этих амфор позволяет назвать вторую половину II в., как время существования данного поселения. С этого памятника, а также с поверхности поселения Родной Край 1 происходят пластинчатые двурогие лунницы с узкими концами (рис. 2: 9). Подобные изделия не включены в состав набора с украшениями, декорированными эмалью. Печь из другого поселения возле Осиповки в урочище Лиман археомагнитным способом датирована II в. н.э.

В жилище 1 Приоскольского 1 найдена удлиненная бусина призматической формы синего глухого стекла типа Алексеева 125. Подобные бусы были характерны для ІІ-ІІІ вв. В сооружении 51 селища Жерновец обнаружен фрагмент, литой лунницы с полями красной эмали и кольцом в ушке. Ее можно отнести к первой стадии развития лунниц - с эмалевыми полями на концах, без отростков и соответственно к первой стадии развития вещей круга выемчатых эмалей, то есть приблизительно ко второй половине II в.

Из поселения Головино 1 происходит фрагмент бронзовой гривны с окончанием в виде рельефной шишечки (или «грибовидным» окончанием). Данные изделия имеют многочисленные аналогии в Восточной Прибалтике и М. Михельбартас по материалам Литвы датирует их ступенями В2/С1 и Cla. По своим типологическим признакам фибула круга «выемчатых эмалей» из Голо вино 1 наиболее близка к первой серии и особенно к протитипам - фибулам Альмгрен 84. Поскольку фибула из Головино 1 стоит в самом начале типологического ряда серии 1, то ее датировку следует определять ближе к прототипу - около рубежа ІІ-ПІ вв. Также на памятнике обнаружены конические свитые из стеклянного жгута навершия для булавок типа Кемптен, которые находятся в комплексах римского времени Западной Европе преимущественно I—II вв. Соотнесение датировок этих вещей заставляет относить поселение Головино 1 ко второй половине II - началу III вв.

На поверхности поселения Колесники найдены литая бронзовая лунница, обломок подобной лунницы, нижняя часть треугольной фибулы и фрагмент фибулы, которые относятся к заключительному этапу развития стиля варварских украшений с выемчатыми эмалями, то есть к периоду около середины III в..

Памятники типа Грини.

На поселении Вовки с остатками глинобитного пола жилища 6 связывается верхняя часть сильнопрофилированной двучленной бронзовой фибулы с округлой спинкой, высоким гребнем и крючком для тетивы, высоким приемником и кнопкой на конце ножки Альмгрен 84 или группы 10 подгруппы 2 Амброза. Подобные фибулы происходят восточнее Днепра с поверхности позднезарубинецких поселений Ковалевка, Рудяки, Пасечная. Они являлись провинциально-римскими изделиями в области Среднего Дуная и в этом плане могут рассматриваться как импорт, но одновременно являются и варварскими подражаниями, связанными с фибулами IV группы О. Альмгрена и дериватами сильнопрофилированых фибул.

Опираясь на 10 закрытых комплексов на территории Польши, эти фибулы возможно отнести к фазе В2б, вероятно к концу этой фазы и к фазе Cla. Такие фибулы относят к ступеням В2/С1 или С 1а, что в абсолютных датах обозначает вторую половину II - первую треть III вв., при этом подобные фибулы особенно характерны для второй половины II в.

Раннекиевские памятники. Большинство датирующих вещей поселения Гочево 1 сосредоточено в постройке 4. К кругу украшений «выемчатых эмалей» относятся: бронзовая пластинчатая трапециевидная подвеска с шестью «глазками», двумя дужками и приклепанным ушком (Рис. 2:8); две бронзовые литые парные лунницы с красной эмалью на концах соединенные витым кольцо (Рис. 2: 6), бронзовая литая лунница с десятью гнездами со следами красной эмали (Рис. 2: 7). Идентичные лунницы находились в составе Мощинского клада и могут датироваться в пределах III в. Считается, что две эмалевые лунницы относятся к еще более неразвитым формам, чем на поселении Картамышево 2.

Из постройки 4 происходят две бусины: 1) стеклянная темно-синяя с белыми глазками; 2) янтарная усеченно-коническая типа 10 по Е. М. Алексеевой, датируемая ІЯІ-ІІІ вв. На полу постройки 2 найдены пластинчатые несомкнутые колечки с продольным ребром, относимые к кругу «выемчатых эмалей». В культурном слое найдены железный трехлопастный наконечник стрелы и железная шпора с коническим шипом, утолщенными концами дужки. Следы заклепок для крепления ремней отсутствуют. Шпора представляет вариант (или дериват) «стуловидных», относящихся к ступени В2, распространенных до ступени В2/С1.

Все датирующие находки из Гочево 1 входят в рамки второй половины ІІ-ПІ вв. Считается, что весь набор датирующих вещей памятника по хронологии аналогичен Картамышево 2: группа эмалей не ранее В2/С1 и вещь предшествующего периода В2, который выклинивается к расцвету В2/С1.

В погребении 1 могильника Шишино 5 обнаружены три бусины:

1) сердоликовая типа Алексеева 2а. Бусы такого типа зарождаются в предримское время, доживают до III в., но наиболее характерны для I-II вв., когда они встречаются повсеместно;

2) цилиндрическая белого глухого стекла Алексеева 55. Бусы такого типа найдены в комплексах второй половины I—III; 3) округлая синяя с тремя глазками с белой обводкой типа Алексеева 33 а. Подобные бусы употреблялись в предримское время и в I в., но встречаются позднее, во II в.. По бусам погребение 1 относят ко второй половине I—II вв.

В слое раскопа Б поселения Шишино 5 найдена бронзовая пряжка с прямоугольной рамкой, железным язычком и пластинчатой обоймой. Она близка к пряжкам типа 3 (является подражанием), найденным на могильнике вельбаркской культуры Брест-Тришин, где они датированы второй половиной I—II вв., допуская возможность существования и в III в. Пряжка из Шишино 5 имеет не двухчастную (отдельные рамка и шпенек, на который крепится язычок), как пряжки группы F типа 8 из центральноевропейского Барбарикума, а одночастную схему (единая рамка, на которой прикреплен язычок). Но по остальным характеристикам (прямоугольная рамка, прямой язычок, выгнутые концы рамки) она является подражанием пряжкам группы F типа 8 - так называемымKrempenschnallen [32, Taf. 12, S. 43]. В Центральной Европе эти пряжки связаны с вельбаркской культурой (там они встречены в комплексах с фибулами Альмгрен 211), распространены в Северной Европе (в том числе на острове Готланд) и датируются ступенью С1, хотя первые экземпляры появляются на ступени В2. Исходя из того, что пряжа из Шишино 5 является не копией типа 3, а подражанием ему, допускается возможность ее отнесения не к раннему этапу, а к финалу отрезка ее датирования.

Две ажурные фибулы с гнездами эмали, массивный литой браслет из клада в слое поселения Шишино 5 относятся к средней стадии развития варварских украшений с эмалями, то есть приблизительно к концу II - середине/второй половине III вв.(Рис. 1: 1-3).

Из ямы 5 раскопа 1 происходит бронзовый браслет с едва расширенными концами. Подобные браслеты известны в комплексах раннеримского периода могильников юго-западного Крыма (Бельбек 2, Бельбек 3,Бельбек 4, Скалистое 3), где отнесены к I—II вв..

Найденная на поверхности поселения Рябовка 1 с находящимися рядом следами кремации на поверхности подковообразная фибула, относится к последней фазе (фазе С) эволюционного ряда развития подковообразных фибул и может быть отнесена приблизительно к концу II - началу III вв. Ромбокрестовидная подвеска, находившаяся над ямой погребения 3 могильника Приоскольское 2 относится к заключительному этапу развития стиля варварских украшений (около середины III в.).

Приведенный выше материал дает основание утверждать, что датирующие вещи из слоя и условно-закрытых комплексов поселений указывают на ступень В2/С1, как дату существования всех изученных раскопками памятников (Картамышево 2, Терновка 2, Бобрава 3, Осиповка, Приоскольское 1, Жерновец, Головино 1). Селища Бобрава 3, Приоскольское І, Головино І могли существовать и позднее - на ступени С1а. Следовательно, период бытования позднезарубинецких памятников следует относить к ступеням В2/С1 с заходом в С1а, то есть в абсолютных датах приблизительно к середине II - началу III вв. Нет никаких оснований нижнюю дату этих памятников опускать ниже середины II в. В этом наши взгляды совпадают с выводами

В. М. Горюновой. Вывод о существовании позднезарубинецких древностей типа Картамышево 2 - Терновка 2 с середины-третьей четверти I в. в днепро-донецкой лесостепи основан пока лишь на чисто гипотетическом заключении о подобии ситуации в нашем регионе той, что сложилась в области Среднего Поднепровья, где по фибульным датировкам на зарубинецких могильниках и позднезарубинецких поселениях время прекращения существования зарубинецких памятников и появления позднезарубинецких определено именно серединой - третьей четвертью I в.

По очень немногочисленным датирующим материалам раскопанные в самом мизерном количестве памятники типа Грини следует относить к ступеням В2/С1, С1а, то есть приблизительно к середине II - первой четверти/середины III в. Подобная датировка отличается от «традиционной», где памятники типа Грини связаны с концом I - началом III вв., а более узко - со второй половиной II в. При этом исследователи опираются на материалы Среднего Поднепровья, где на поселении Грини і возле жилища і найден фрагмент краснолаковой чашечки и бусины с выступами - глазками типа Алексеева 64а, относящихся к I—II вв.

Раннекиевские памятники относятся к ступени В2/С1 и в отличие от позднезарубнецких «уверенно» заходят в ступень С 1а. В абсолютных датах они могут быть отнесены к последней четверти II - первой четверти/середине III вв. Датировки позднезарубинецких памятников в регионе и раннекиевских перекрывают друг друга и последние не образуют четко выделенного хронологического этапа.

Рис. 1. Клад бронзовых вещей круга «выемчатых эмалей» из слоя ранне кие веко го поселения Шишино 5 (Обломский, Терпиловский, 2007, Рис. 18, 19).

Рис. 2. Украшения круга «выемчатых эмалей», происходящие из раскопок: 1-5 - Картамышево 2(1- яма 24; 2, 4 - жил. 8; 3 - слой; 5 - яма 7); 6-8 - Гочево 1 (постройка 4); 9 - Осиповка (Пляж) (слой) (1-5 - Горюнова, 2004, Рис. 5: 1, 7, 14, 16, 20); 6-8 - Тихомиров, Терпиловский, 1990, Рис. 4: 1, 2, 3; 9 - Телєгін, Беляева, 1975, Рис. 2: 20).