Вісник - Випуск 41 - 2009

СВАГ, советские профсоюзы и проблема единства Германии (1945-1949 гг.)

РВАН, радянські профспілки та проблема єдності Німеччини (1945-1949 рр.). В своїй статті автор здебільшого на основі архівних матеріалів проаналізував перебіг подій, пов'язаних зі спробами Радянської військової адміністрації в Німеччині (РВАН) досягнути обєднання профспілок у загальнонаціональному масштабі. Показано, яке місце відводилося профспілкам в стратегії радянського керівництва при вирішенні питання щодо збереження єдності Німеччини у 1945-1949 рр., а також які засоби використовувалися при цьому; вказано на причини невдачі цієї політики.

Ключові слова: РВАН, профспілки, Управління інформації, профспілкова єдність, Міжзональні конференції профспілок, АФТ.

Политика СССР и союзников по урегулированию германского вопроса, деятельность Советской военной администрации в Германии (СВАГ) давно привлекают внимание историков.

При этом в работах западных историков все активнее разрабатываются сюжеты, связанные с участием профсоюзов в решении германской проблемы. Исследование проблем, касающихся участия социально-политических движений в мировой политике, которое в современных условиях возрастает, во многом определяет актуальность данного вопроса. В отечественной историографии этот аспект проблемы остается мало исследованным. Перечень работ, в которых затрагивается вопрос о роли СВАГ и советских профсоюзов в решении германской проблемы, пожалуй, ограничивается на сегодняшний день двумя монографиями советских исследователей и одной - германского. Новые архивные материалы, открытые для исследователей после распада СССР, позволяют глубже прояснить многие моменты, а на некоторые события посмотреть по-новому.

После поражения во II мировой войне Германия была разделена на четыре оккупационные зоны - советскую, американскую, британскую и французскую. Город Берлин, как место нахождения Союзного контрольного совета, выделялся под контроль четырех держав. Каждая зона управлялась соответствующей военной администрацией, которые с первых же дней своей деятельности начали активно разыгрывать «профсоюзную карту», т.е. старались поставить под контроль и привлечь на свою сторону возрождавшееся немецкое профсоюзное движение для решения своих проблем.

При этом в западных зонах оккупационные власти старались не допустить того, чтобы профсоюзы приобрели слишком большое влияние, чтобы они не попали под контроль коммунистов и противодействовали объединению профсоюзного движения в общегерманском масштабе. Для реализации этих целей администрация США использовала Американскую федерацию труда (АФТ) и сотрудничавший с ней Британский конгресс тред-юнионов (БКТ). В советской же зоне оккупации СВАГ видела свою задачу в том, чтобы как можно более активно привлекать возрождавшиеся профсоюзы к решению задач денацификации, демилитаризации, демократизации, детрестификации и для объединения профсоюзов в общенациональном масштабе.

Проблемами профсоюзов, партий и других общественнополитических организаций занималось Управление пропаганды СВАГ, созданное решением Совнаркома СССР от 5 октября 1945 г., которое в начале 1947 г. было реорганизовано в Управление информации СВАГ (УИ СВАГ). Возглавлял этот орган полковник С. И. Тюльпанов.

СВАГ в своей зоне оккупации стремилась использовать профсоюзы для того, чтобы создать единое профсоюзное движение во всей Германии, в котором бы доминирующую роль играли восточногерманские профсоюзы, находившиеся под контролем коммунистов. Это дало бы возможность оказывать влияние на политику в западных зонах оккупации. Как отмечалось в органе АФТ «Free trade union news» в 1948 г., стратегия СВАГ предполагала реализацию плана «по объединению и контролю германских профсоюзов, и тем самым господству над Германией». Одну из своих важнейших задач АФТ видела в том, чтобы помешать осуществлению этого плана.

Советская зона оккупации стала первой, где была разрешена деятельность профсоюзов. В соответствии с приказом № 2 Главноначальствующего СВАГ от 10 июня 1945 г. рабочим на востоке Германии предоставлялась возможность воссоздавать профсоюзы. Почти сразу же - 15 июня 1945 г. - было организовано собрание профсоюзных деятелей, выступившее с обращением к трудящимся, в котором были сформулированы основные задачи профсоюзов. Оно стало первым програмным документом немецкого профсоюзного движения после разгрома фашизма и отправной точкой создания профсоюзного центра на территории Восточной Германии - Объединения свободных немецких профсоюзов (ОСНП).

В декабре 1945 и январе 1946 гг. в советской зоне оккупации были проведены выборы профсоюзных органов, а в феврале 1946 г. - первая Всеобщая профсоюзная конференция, где и было создано ОСНП, которое рассматривалось коммунистами как «хорошая исходная позиция для установления профсоюзного единства во всей Германии». Первым председателем правления ОСНП был избран коммунист Ганс Ендрецкий. В апреле 1946 г в советской зоне оккупации произошло слияние коммунистической (КПГ) и социал-демократической (СДПГ) партий, на основе чего была создана Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ).

В июне 1946 г. с правлением ОСНП встретилась первая советская профсоюзная делегация. В результате встречи ОСНП выступило с инициативой о проведении общегерманских переговоров между профсоюзными организациями и созыве межзональных конференций немецких профсоюзов. Основной целью проведения этих конференций должна была стать консолидация профдвижения всех зон оккупации для последующего создания общегерманского объединения профсоюзов. Эта идея вскоре начала проводиться в жизнь. Причем, профлидеры из советской зоны оккупации, всячески стараясь продвинуть эту идею, пропагандировали начавшую формироваться в своей зоне модель профдвижения в качестве наилучшей, наиболее подходящей для профсоюзов всей Германии. Так, Г. Ендрецкий, присутствовавший на одном из профсоюзных совещаний в июле 1946 г., в котором участвовали представители из всех оккупационных зон, сообщал в СВАГ: «Все участники конференции, в том числе и ярые противники линии, проводимой профсоюзами в советской зоне, с большим вниманием прислушиваются к тому, что сообщалось о профсоюзах советской зоны».

Первая Межзональная конференция немецких профсоюзов состоялась в г. Майнц 7-8 ноября 1946 г. Всего за период с ноября 1946 по август 1948 гг. состоялось девять таких конференций. Они проводились при полной поддержке советских оккупационных властей. На конференциях принимались решения по вопросам профсоюзной, экономической, социальной и культурной политики. На всех конференциях шла упорная борьба между профсоюзными лидерами из западных зон оккупации, с одной стороны, и советской зоны - с другой. Представители западных зон всячески стремились затормозить процесс объединения, в то время как ОСНП - стимулировать этот процесс.

Значительную роль в дальнейшем развитии профдвижения в Германии сыграла поездка советской профсоюзной делегации на II конгресс ОСНП (17-19 апреля 1947 г.). Делегация во главе с заведующим Международным отделом ВЦСПС С. Н. Ростовским находилась в Берлине с 16 по 28 апреля 1947 г., что дало ей возможность детально изучить положение в профдвижении страны. В результате советские профсоюзы сформулировали обширную программу дальнейшей деятельности для СВАГ и ОСНП.

Главное внимание в отчете о своей поездке профсоюзная делегация уделяла той «большой роли», которую должны были сыграть профсоюзы советской зоны «в деле объединения профсоюзов во всей Германии и в организации германского государства». В связи с этим говорилось о необходимости пересмотреть вопрос о методах контроля и руководства профсоюзами со стороны СВАГ. ВЦСПС предлагал «ввести должность представителя ВЦСПС в Берлине», который «имел бы возможность ставить и изучать проблемы, от которых зависит дальнейшее успешное развитие немецких профсоюзов всех четырех зон оккупации Германии, организовать широкую пропаганду деятельности советских профсоюзов». Это, как считал ВЦСПС, «повысило бы роль профсоюзов советской зоны в настоящий момент, когда дело идет к объединению профсоюзов во всей Германии».

Основной проблемой, стоявшей перед профсоюзным движением в общегерманском масштабе, как полагало руководство ВЦСПС, был вопрос об «объединении профсоюзов всех четырех зон Германии и вступление их в ВФП». Дальнейшее затягивание решения этого вопроса, не без опасения предупреждал ВЦСПС, «может ... серьезно усилить позиции АФТ в германских профсоюзах». Поскольку объединение профсоюзов во всегерманском масштабе могло бы помочь при «формировании центральных органов германского государства», ВЦСПС настаивал на том, чтобы «немедленно приступить к практической работе по объединению профсоюзов всех четырех зон Германии, не дожидаясь решения вопроса о единстве Германии как государства».

Для достижения этой цели предлагалось осуществить целый ряд мер: «немедленно приступить к разработке демократической платформы, на основе которой может произойти объединение профсоюзов четырех зон»; обеспечить избрание делегатов на всегерманский профсоюзный конгресс; СЕПГ предлагалось «решительно усилить свою работу в профсоюзах, в особенности в западных зонах»; на пост его первого председателя будущего Всегерманского объединения профсоюзов предполагалось выдвинуть от ОСНП Берлина социал-демократа Германа Шлимме «учитывая его авторитет в западных зонах». Учитывая особый статус Берлина, ВЦСПС считал, что необходимо настаивать, чтобы «профсоюзы Берлина были представлены на межзональных конференциях отдельными делегатами». Это обосновывалось тем, что профсоюзы Берлина «находятся под сильным влиянием СЕПГ» и их представительство, таким образом, «может сыграть значительную роль при организации единых германских профсоюзов». Однако в этом вопросе расчеты ВЦСПС не только не оправдались, но и показали свою ошибочность. Влияние СЕПГ в профсоюзах Берлина было сильно переоценено.

В мае 1947 г. состоялась IV Межзональная конференция, которая имела, по оценке коммунистов, «самое большое значение по сравнению со всеми остальными». Ее значение обусловливалось тем, что постановление о перестройке экономики, принятое на конференции, полностью соответствовало букве и духу коммунистической доктрины. Оно содержало положения о необходимости создания системы планируемой экономики; обобществления ключевых отраслей промышленности, кредитных и страховых учреждений; создания центрального немецкого управления экономического планирования и органов самоуправления, в которых профсоюзы были бы представлены на основе полного равноправия; проведения земельной реформы и др. То, что представители западных зон согласились (хотя и не без возражений) на принятие такого постановления, было большим завоеванием ОСНП. Это вызвало значительное беспокойство со стороны АФТ. После IV Межзональной конференции в УИ СВАГ не без тревоги отмечали, что «усилилось влияние англо-американских властей на деятельность профсоюзов их зон».

Тем временем, все большую роль в развитии профдвижения в Германии стали играть события в Берлине. В начале 1947 г. Межзональная комендатура Берлина своим решением предложила берлинскому правлению ОСНП пересмотреть положение о выборах профсоюзных органов. В связи с этим новый проект устава предусматривал выборы делегатов на общеберлинскую конференцию профсоюзов отдельными профсоюзами, что означало усиление их самостоятельности и ослабление руководящей роли ОСНП. «Слабость СЕПГ в производственных профсоюзах, ослабление влияния советского сектора Берлина при новой системе выборов, ... подрывало позиции представителей профсоюзов советской зоны на межзональных конференциях» и это дало основание УИ СВАГ признать новую систему выборов «преждевременной и несоответствующей политическому положению в Берлине». Однако такая позиция УИ СВАГ натолкнулась на упорное сопротивление берлинских социал- демократов (в том числе членов СЕПГ), выступавших за введение новой системы выборов. В результате УИ СВАГ вынуждено было пойти на уступки и принять компромиссный («переходный») вариант (выборы через районные конференции ОСНП и через производственные профсоюзы). Но это действительно ослабило влияние профсоюзов советской зоны Берлина.

Между тем, «холодная война» набирала обороты, конфронтация усиливалась, а профсоюзы все больше втягивались в противостояние.

На государственном уровне западные союзники проводили политику, целью которой был раскол Германии. 5 июня 1947 г. новый государственный секретарь США Дж. Маршалл объявил в Гарвардском университете свой «план восстановления Европы». Профсоюзы с первых дней были вовлечены в борьбу по этому поводу. В тот день, когда Дж. Маршалл произносил свою речь в Гарварде, была проведена встреча представителей объединений профсоюзов американской и британской зон, в ходе которой профлидеры со всей ясностью высказались против объединения профсоюзов всех четырех зон. К этому времени были сделаны лишь первые шаги по созданию общегерманского объединения профсоюзов. В сентябре 1947 г. генеральный секретарь ВФП Луи Сайян сообщал заведующему международным отделом ВЦСПС С. Н. Ростовскому: «Работа над объединением германских профсоюзов по сути дела еще не начиналась».

На VI Межзональной конференции (21-23 октября 1947 г.) было принято решение о созыве весной 1948 г. Общегерманского конгресса профсоюзов. Это постановление было принято с перевесом всего в один голос (11 - «за», 10 - «против», при одном воздержавшемся). Активность американцев и англичан, таким образом, начала приносить свои плоды - между сторонниками и противниками объединения профсоюзов установилось шаткое равновесие.

Тем временем и военное командование западных зон оккупации, и профсоюзные функционеры из США, Великобритании и Франции, работавшие в составе своих военных администраций, выдвигали различные надуманные условия с тем, чтобы не допустить созыва Общегерманского конгресса профсоюзов. Так, в октябре 1947 г. глава военной администрации США в Германии генерал Л. Клей заявил, что военные власти не одобрят профсоюзное объединение во всегерманском масштабе, пока не будет достигнуто экономическое единство Германии. Несколько позднее Л. Клей в качестве предварительного условия для создания единства профдвижения потребовал еще и «распространения в германских профсоюзах демократии по американскому образцу».

В начале 1948 г. западными правительствами был взят твердый курс на раскол Германии. В это время, 5-8 января 1948 г. в Мюнхене проходило заседание «Рабочего комитета по подготовке созыва Всегерманского конгресса профсоюзов». Делегаты британской зоны сообщали Британской военной администрации: «Во время дебатов у нас создалось впечатление, что представители восточной зоны были готовы на любые уступки, если только в результате этого они смогли бы достигнуть цели, а именно - созыва Общегерманского конгресса профсоюзов». Однако комитет не достиг соглашения по вопросу о выборах делегатов на конгресс. Представители профсоюзов американской и английской зон оккупации настаивали на том, чтобы формирование центральных органов будущего профобъединения проводилось не пропорционально количеству членов профсоюзов в зонах, а путем представительства. В этом случае представители советской зоны и Берлина, несмотря на то, что по количеству членов профсоюзов они вместе занимали около 60% всех членов профсоюзов, остались бы в меньшинстве. Решение этого вопроса было перенесено на VII Межзональную конференцию профсоюзов, которая должна была состояться в феврале 1948 г. в Дрездене, однако этот вопрос на ней так и не был решен.

Для того, чтобы не допустить созыва Общегерманского конгресса профсоюзов, начал осуществляться план, основная роль в котором отводилась т.н. Независимой профсоюзной оппозиции (НПО), созданной в Западном Берлине с помощью оккупационных властей в противовес ОСНП. На профсоюзных выборах в Берлине, которые состоялись в начале 1948 г., НПО получила около 30% голосов, но объявила результаты выборов недействительными и потребовала проведения новых выборов. Один из членов Генсовета БКТ Дж. Боуман, посетивший Берлин, на конгрессе БКТ обвинил советские военные власти в том, что они во время профсоюзных выборов «вмешивались в дела профсоюзного движения Берлина», в городе имели место «конфискации и запрещения газет оппозиции в советском секторе»; «военными властями штаба советского района был подвергнут длительному допросу секретарь профсоюза, который в результате решил не выставлять свою кандидатуру», «лица, поддерживавшие оппозицию, увольнялись в советском секторе», «действия советских властей мешали влиятельным лицам, поддерживающим оппозицию, собираться на выборных заседаниях», видных сторонников оппозиции вызвали в советские военные штабы в то время, когда проходили выборные заседания, что «лишало их возможности представиться в качестве кандидатов». В свою очередь УИ СВАГ во время профсоюзных выборов в Берлине отмечало «террор, подкуп, запугивание, наглое вмешательство во внутренние профсоюзные дела со стороны англо-американских и французских военных властей».

После выборов НПО предъявила правлению ОСНП требования сформировать правление на паритетной основе, которое было отвергнуто. Тогда НПО добилась выхода двух профсоюзов из рядов ОСНП, т.е. пошла на раскол. С. И. Тюльпанов, информируя ЦК ВКП(б) о положении в берлинских профсоюзах, с тревогой отмечал: «Положение еще более обострилось. Профоппозиция, получив приказ американских и английских оккупационных властей внести раскол в берлинские профсоюзы, ... приступила к практическому осуществлению этого приказа». В связи с создавшимся положением УИ СВАГ дало рекомендации СЕПГ и ОСНП Берлина разработать тактику сторонников единства профсоюзов, «разоблачать лидеров профоппозиции как раскольников, выполняющих приказ американской реакции»; поднять волну протестов против раскольников во всех слоях трудящихся Берлина; усилить разоблачение сторонников оппозиции как агентов англо-американских властей и АФТ; создать на всех предприятиях и учреждениях Берлина комитеты защиты единства профсоюзов.

В начале июня 1948 года американская военная администрация приказала закрыть все помещения ОСНП в американском секторе Берлина. Немецкая полиция изгоняла профсоюзных работников с их рабочих мест, помещения и все имущество ОСНП были переданы представителям НПО. Затем последовали запрет ОСНП в американском секторе и официальное признание американской военной администрацией НПО в качестве «временного руководства ОСНП Большого Берлина». Положение еще больше усугубилось из-за начавшейся блокады Берлина. Это фактически сделало невозможным проведение в жизнь рекомендаций УИ СВАГ в западных секторах Берлина.

Ситуация в профдвижении Берлина, учитывая то место, которое ему отводилось в советской стратегии, не на шутку встревожила кремлевское руководство. ЦК требовал предоставления все более детальных докладов, которые один за другим направлялись из УИ СВАГ в Кремль.

Тем временем на конференции профсоюзов 16-ти стран Западной Европы, принявших план Маршалла, (9-10 марта 1948 г., Лондон), руководство профсоюзов западных зон Германии одобрило план Маршалла. В связи с этим УИ СВАГ, СЕПГ и ОСНП разработали «Тактику СЕПГ и ОСНП в борьбе за единство немецких профсоюзов». УИ, как сообщал С. И. Тюльпанов в ЦК ВКП(б), дало рекомендации руководству СЕПГ и ОСНП в вопросах дальнейшей борьбы за единство, которые в основном заключались в том, чтобы неослабно разоблачать в профсоюзах план Маршалла как план закабаления немецкого рабочего класса и поддерживать стремление производственных профсоюзов к Всегерманскому объединению.

На VIII Межзональной конференции (май 1948 г.) представители ОСНП решительно выступили против принятия «плана Маршалла». Профсоюзные лидеры западных зон, настаивавшие на его принятии, использовали это как предлог к расколу. УИ СВАГ, как сообщал С. И. Тюльпанов в ЦК ВКП(б) 22 мая 1948 г., дало очередные рекомендации ОСНП «по дальнейшей борьбе за создание Всегерманского профцентра».

На последней, IX Межзональной конференции (август 1948 г.) лидеры НПО направили в адрес конференции письмо, в котором в качестве «признанного западными оккупационными властями профсоюза в западных секторах Берлина» потребовали допустить их к участию в конференции. Они заявляли, что ОСНП советской оккупационной зоны и Большого Берлина не может считаться профсоюзной организацией, что вызвало большое недовольство лидеров ОСНП. IX Межзональная конференция была отложена, и созыв новых Межзональных конференций так и не возобновился.

Западные державы после сепаратной конференции по германскому вопросу (март-июнь 1949 г.), взяли курс на оформление западногерманского государства. Одновременно лидеры профсоюзов западных зон начали подготовку к созданию своего профцентра. На съезде в Мюнхене (октябрь 1949 г.) они создали трехзональное Объединение немецких профсоюзов (ОНП). В советской зоне продолжало действовать ОСНП. Общегерманского объединения профсоюзов, несмотря на усилия, приложенные к этому УИ СВАГ и ВЦСПС, добиться так и не удалось.

Так закончилось одно из многих сражений «холодной войны» в международном профсоюзном движении. Советское руководство отводило профсоюзам существенную роль в попытках достичь единства Германии. Однако произошедший раскол Германии, который обычно объясняется исключительно происками англо-американцев (и это в целом не вызывает возражений), в профдвижении был вызван, кроме этого, и недостаточной гибкостью лидеров профсоюзов из советской зоны оккупации, которые упорно пытались продвинуть модель советских профсоюзов, не идя при этом на уступки реформистски настроенным профлидерам западных зон. Готовность к компромиссам руководство ОСНП начало проявлять в вопросе единства лишь тогда, когда противоречия между ним и профлидерами западных зон зашли уже слишком далеко. Сохраняя твердость позиций в вопросах межгосударственных отношений, в вопросах сугубо профсоюзных ВЦСПС мог бы безболезненно пойти на уступки, что, впрочем, в условиях острого противоборства на межгосударственном уровне, уже не могло кардинально исправить положение.